Ольга Николаевна Митирева

Досадные мелочи

876.jpg

Казалось бы, давно уже дошел Интернет до самых дальних уголков нашей Родины. Давно уже можно сверять подслеповатые распечатки исполкомовских времен с действующими нормативными актами. Они совсем не сложные, написаны простым доступным языком… Но, как и в самом начале www.adoptlaw.ru в 2005 году, приходят на почту такие письма (регионы разные):

Письмо Анны Г., март 2016:

Ольга, здравствуйте. У нас в семье под опекой 1,5 годовалая девочка, и мы подаём документы в суд на удочерение. Мы с мужем работаем и пользуемся услугами няни. Сегодня при посещении и осмотре жилищных условий представитель опеки, узнав, что у нас няня, потребовал предоставить в опеку копию её паспорта, разрешение на работу и договор об оказании услуг. Насколько правомерно это требование?

(Мой комментарий: требования сотрудника ООП совершенное не правомерны и только необоснованно затягивают удочерение ребенка).

Письмо Юлии Н., апрель 2016:

Ольга добрый день. Сегодня предоставила пакет документов в органы опеки для создания приемной семьи: 1. Справку о доходах в свободной форме, 2. Характеристики : с работы, бытовая, от участкового, 3. Справка с ЖЭУ  - долгов нет по коммуналке, свидетельство о 1\4 права собственности на квартиру (63 кв.м.), 4. заключение психолога, 5. свидетельство о прохождении школы приемных родителей, 6. медицинская справка, 7. Автобиография, 8. справка об отсутствии судимости, 9. справку с паспортного стола  - кто прописан. Сразу завернули, потребовав дополнительные справки: со мной живет моя мама - требуют справку с пенсионного о размере ее пенсии, справку о размере и наличии кредитов. Помогите, пожалуйста, понять на основании каких законов требуют такие документы?

(Мой комментарий: все эти документы – характеристики (с работы, от соседей, бытовая, от участкового и т.п.), заключение психолога, справка о доходах вашей мамы, справка о размере и наличии кредитов – незаконны на территории любого субъекта РФ).

Выход? Он прост и скучен – профессионализация работы по семейному устройству. А именно (переписываю из предыдущего сообщения): Программа профессиональной подготовки и аттестации сотрудников органов опеки. Регулярные курсы повышения квалификации. Регулярные переаттестации. Постоянные рабочие контакты и обмены опытом. Налаживание современных каналов связи между органами опеки разных районов и регионов.
Ольга Николаевна Митирева

«Двушечка»*


Два года детской жизни в учреждении за то, что сотрудникам органов опеки было лень заниматься своими прямыми служебными обязанностями. Об этом – история Светланы. Свои ответы оставляю за скобками, т.к. не хочу загружать пост правовыми советами и цитатами, из ответов Светланы общий вектор хорошо виден.

Письмо № 1 – 22 августа 2016
Добрый день! Ребенок находится в детском доме по заявлению матери уже третий срок подряд, пошел второй год постоянного пребывания ребенка в дд. Мать ребенка не навещает, т.к. живет очень далеко и у нее нет материальной возможности, лишь иногда звонит. У меня есть заключение опеки на возможность быть приемным родителем, но в перспективе я хочу его переделать и стать усыновителем! Я стою на учете (уже полгода) в органе опеки, к которой относится этот дд, а также у регионального оператора этой области. Опека ребенка не отдает ни на каких условиях. Как мне нужно действовать, чтобы забрать этого ребенка из дд? ОЧЕНЬ прошу пошаговую инструкцию моих действий. Куда мне обращаться, куда писать, чтобы забрать ребенка из системы? Имеет ли право опека держать ребенка в дд уже второй год подряд и не запускать в отношении матери процедуру лишения? Заранее Вам Благодарна!!!

Письмо № 2
Ольга, добрый день! Я вчера ездила в опеку города, где находится ребенок. Буквально вчера прям при мне, выяснилось, что ребенок оставлен матерью (насколько я поняла, что мать не явилась в срок истечения очередных полгода и кстати, мать проживает и писала заявления в опеке другого города) и опека города, где мать проживает, своевременно не сообщила об этом опеке города, где содержится ребенок. Сейчас готовятся документы и 5.09.16г. опека "выявит ребенка". Очень Вас прошу, Ольга, разъясните мне пожалуйста, что значит "выявление ребенка" и какие за этим следуют шаги со стороны опеки и что мне нужно делать, чтобы забрать ребенка. Насколько я понимаю, что после этого у ребенка появляется статус "опека" и его можно забрать и запускать процедуру лишение прав матери. И на этом этапе как раз и появляется та самая "очередь из кандидатов".

Письмо № 3
Добрый день, Ольга! Оргомнейшее Вам спасибо за столь важную информацию!!!!!! Я без Вас никак бы не разобралась!!!! Помогите мне пожалуйста еще разобраться.... Я стою перед дилеммой...сейчас у меня заключение на приемную семью, интересующего меня ребенка отдают только под усыновление(удочерение), я договорилась со своей опекой и мне переделают заключение на усыновление. В связи с этим у меня такой вопрос: если я сейчас переделаю заключение на усыновление, отдадут ли ребенка со статусом "опека" усыновителю? Или лучше оставить пока заключение на приемную семью, а как только (с Божьей помощью!!!) я заберу ребенка, сразу переделать на усыновление и тут же подать на лишение? Я могу сразу же подать на лишение или есть какие то сроки? Подать на лишение нужно в суд региона (районный, областной), города детского дома или по месту моего ООП?

Письмо № 4 (последнее) – 17 сентября
Добрый день, Ольга! Я забрала девочку, Ура!!! Слава Богу!!!

Получается, при банальном соблюдении семейного законодательства можно за 25 дней подарить семейное тепло ребенку, который в течение двух лет до этого считался «не подлежащим семейному устройству». Но к радости за Светлану и ее малыша примешивается страх за тех детей, кто и сейчас остается в детдоме понапрасну - лишь потому, что кандидату просто не удалось найти помощь в странной "борьбе" с теми, кто обязан первый защищать интересы ребенка на семейное воспитание. Всегда страшно, когда чье-то счастье зависит от случая…

Выход? Программа профессиональной подготовки и аттестации сотрудников органов опеки. Регулярные курсы повышения квалификации. Регулярные переаттестации. Постоянные рабочие контакты и обмены опытом. Налаживание современных каналов связи между органами опеки разных районов и регионов.


В общем – профессионализация работы по семейному устройству.

* В названии поста использована цитата из комментария В.В. Путина на тему реального тюремного срока для девушек - участниц панк-молебна в ХХС: «И докатили до суда, а суд залепил им двушечку. Я здесь ни при чем. Они этого хотели, они это получили».
Ольга Николаевна Митирева

Бессмысленная жестокость

04901006.jpg

Было время в юности, когда мне казалось, что любые испытания человека закаляют. Вспоминались трудные годы в яслях и детском саду района Чертаново, где мы жили тогда с родителями. Меня-то они явно закалили. Но, позврослев, я поняла: закаляют только необходимые, вынужденные испытания и лишения. И самые полезные уроки они приносят, если их проходишь осмысленно, трезво – и получая духовную поддержку доброжелательных близких. Например, уход за неизлечимо больным и дорогим тебе человеком. Или неизбежная разлука ради общей важной задачи. Или боль от сострадания чужому горю.

А вот страдания, порожденные чьим-то равнодушием, душевной тупостью и ленью, никого не закаляют и ничему не учат. Они только ломают – причем и того, кто их причиняет, и того, кто им подвергается.

Поэтому я называю такие страдания бессмысленными. Например, страдание униженного ребенка. Или страдания, причиненные бытовым хамством. Тупая душевная боль, которая забирает жизненные силы, не принося ничего взамен. Вот как выглядит мир, где бессмысленные страдания стали нормой жизни:

История Ольги, март 2016 годаCollapse )

Если дистиллировать объективные трудности, их окажется немного. Почти все мучения, описанные в этом письме, такие же бессмысленные, как и жестокость, их породившая. Но от этого не менее острые и изматывающие.

И всегда вопрос, за скобками: неужели тот, кто причиняет другому такие вот бессмысленные страдания,
может спокойно идти по жизни дальше, зная, что от его небрежного слова, случайного решения, мелкого малодушия мучается сейчас кто-то по-настоящему, до слез..? Неужели не чувствует, что все это ненужное горе обязательно должно вернуться, просто ради мирового равновесия…?
Ольга Николаевна Митирева

Еще раз про разделение братьев и сестер...

61200086_1278363277_343567.jpg

...точнее, про отсутствие какой-либо внятной политики по вопросу разделения братьев и сестер. Практика без профессионального обсуждения, обмена мнениями, выработки рабочих подходов рождает самые причудливые крайности с прямо противоположными результатами. Вот два примера:

История Михаила К., июль 2016:

Нам очень понравилась девочка шести лет. У нее два взрослых брата 13 и 15 лет, которые не хотят в семью. Старшие братья готовы подписать заключение психологической службы учреждения о возможности разделения семьи с целью устройства младшего ребенка в приемную семью. И начальница учреждения, и опека тоже с радостью готовы отдать нам младшего ребенка, т.к. уверены, что такую тройку целиком никто не возьмет, а так хоть младшая будет в семье. Но местное Министерство образования против: говорит, что нет оснований для разъединения и что в интересах детей их не разъединять. И опека сразу «взяла под козырек», ссылаясь на свое начальство. Но разве возраст старших детей, который больше десяти лет, их разрешение и наше желание взять именно одного ребенка не является основанием для разделения?

Крайность №2
История Вероники, июль 2016

Мы приемная семья. У нас под опекой дочь, ей уже 3,5 года. Я все время думала найти ей сестренку. Муж захотел сына. На момент передачи нам сына мы оставили заявление у регионального оператора, что хотим еще найти девочку-сестренку. Я и думать не могла, что у дочери родилась сестра и ей уже 2 года. На момент передачи нам сына она уже была у федерального оператора. Статус опека. В местной опеке, где мы стоим на учете, мы узнали, что она есть на учете. Нам сказали подойти к специалисту, который узнает по нашему запросу. Я подходила к ней два раза. Результат – заинтересованности ноль, не подсказала, что надо написать заявление. Сказали подойти потом. Сын у нас всего 2,5 месяца. Заявление мы написали сразу, когда забирали сына. Звонила в регион, сказали, что девочку забрали 2 месяца назад. Почему региональный оператор нам не сообщил, что есть сестра? Я вдруг догадалась, что надо посмотреть у федералов на сайте и приняла решение ее забрать. Через два дня ее фотографию убрали. В данных девочки нет, кто у нее сестры и братья, а, следовательно, в какие семьи они попали? Почему делают так – не в интересах ребенка? Ходила в местную опеку. Они даже не знают, что ее отдали. Теперь я места не нахожу. Посмотрю на дочь и прощения у нее прошу.


Вот тут все материалы на тему разлучения, включая не менее печальные случаи из практики.
Ольга Николаевна Митирева

Изъятие ребенка: закон и практика

image11876170.jpg

Российский закон:

«Дети, находящиеся под опекой (попечительством), имеют право на: воспитание в семье опекуна (попечителя), заботу со стороны опекуна (попечителя), совместное с ним проживание». (Семейный кодекс РФ, п. 1 ст. 148)

«Орган опеки и попечительства вправе отстранить опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей. Отстранение опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей допускается в случае: 1) ненадлежащего исполнения возложенных на них обязанностей; 2) нарушения прав и законных интересов подопечного, в том числе при осуществлении опеки или попечительства в корыстных целях либо при оставлении подопечного без надзора и необходимой помощи; 3) выявления органом опеки и попечительства фактов существенного нарушения опекуном или попечителем установленных федеральным законом или договором правил охраны имущества подопечного и (или) распоряжения его имуществом». (п. 5 ст. 29 Федерального закона РФ № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»)

Практика российских органов государственной власти:


Изъятие ребенка в «наказание» за трудности с другими приемными детьми...Collapse )

Изъятие ребенка как шантаж ради выплаты чужого долга...Collapse )

Изъятие ребенка, чтобы прикрыть собственные ошибки и некомпетентность...Collapse )
Ольга Николаевна Митирева

Проклятие "лотосной ножки"

  Lotus_ext.jpg

Иногда размышляешь, формулируешь - а потом оказывается, что за деталями и оборотами большой картины давно уже не видишь...

Некоторое время назад пришла ко мне тема проживающих в ПНИ. Тема очень сильная, на которую промолчать я не смогла. Сначала написала о своих впечатлениях от посещения ПНИ, потом статью-размышление на тему, как можно жизнь в ПНИ улучшить, и даже статью-продолжение наметила...


Вот эти наброски...Collapse )
А потом меня что-то тюкнуло (спасибо большое, что вовремя тюкнуло). Какие Советы проживающих, анонимная доска предложений..?! Куда меня понесло?! Все эти копания на тему, как сделать жизнь во взрослых ПНИ чуть более человечной, - попытка усовершенствовать варварскую "лотосную ножку", вместо того, чтобы кардинально сменить обувь.

Lotus_inside.jpg

Для ребенка-сироты - патронатная семья, а не "реформированный" детдом. Для взрослого с ограниченной самостоятельностью - сопровождаемое проживание в обычных квартирах, как это сделали в Квартале Луи в Пензе. И тогда не надо сверхсложных переговоров с администрацией при посредничестве Совета проживающих о праве пользоваться Интернетом, о праве ходить по коридору,  о праве встречать гостей или о праве обратиться к врачу "на воле". Любые ограничения - только в силу естестественных и объективных причин, как и в обычной жизни (не хватает смекалки открыть эл. почту; или пока не заработал на собственный компьютер; или пока не нашел родственников или друзей, кого хотел бы пригласить в гости и т.п.).
Ольга Николаевна Митирева

Закрытые системы

rabochaya-poezdka-v-tihvinskiy-rayon_187-1-18978912.jpg   jail-kuala-lumpur-2.jpg

Maison-de-retraite-11.jpg

Любая закрытая система порождает злоупотребления. Любая. И люди, которые эту систему обслуживают, принципиально ничего изменить не могут – пока система остается закрытой для общественного присутствия, участия и контроля. Озвереют все, даже самые достойные и хорошие, только в чуть разной форме и с чуть разной скоростью.

Во что превращается закрытый от общественного контроля реабилитационный центр для «домашних» детей-инвалидов (особенно интересной мне показалась позиция директора центра, о которой отзывались как об очень приличном человеке).
Во что превращается врачебный долг в отношении ребенка, у которого нет внешнего представителя.
Во что превращается приют для бездомных животных, не испытывающий недостатка в финансировании, НО закрытый для общественного контроля.

Поэтому «реформировать» закрытые системы бессмысленно. Их нужно "открывать" через принципиальный отказ от закрытых форм воспитания, реабилитации, коррекции.

Вместо детских домов  – центры патронатного воспитания и сопровождения.

Вместо психоневрологических интернатов – «центры сопровождаемого проживания, тренировочные квартиры, специальные поселения, творческие мастерские, и образовательные проекты, которые учат людей с инвалидностью отстаивать свои права и самостоятельно организовывать свою жизнь» (
проект "Квартал Луи"). А можно и так.

Вместо домов престарелых –
открытые социальные кварталы.

Вместо тюрем – центры ресоциализации, особенно в отношении малолетних осужденных. Вот несколько экстремальный, на российский взгляд,
пример такого центра в Норвегии, где отбывают наказание самые тяжкие преступники - но именно эта тюрьма дает самый высокий показатель «перевоспитания»: повторное преступление совершают только 16% отбывших наказание на острове Бастой.
Ольга Николаевна Митирева

Ниточки дождя, или о важности образования

876.jpg

В этом Живом Журнале я много пишу об обучении и переобучении, обмене опытом, повышении квалификации… Одним словом, о профессионализации семейного устройства. Сначала твердая основа в виде академических знаний, а потом непрерывное общение и взаимообогащение практическим опытом – и тогда появится нечто живое, постоянно меняющееся и способное дать плоды. Как растущее дерево на твердой почве.

Можно применить и другую метафору. Есть два измерения человеческой деятельности: одно виртуальное, «как должно быть» - именно его описывают законы, инструкции и регламенты; а второе практическое – как люди на самом деле выстраивают отношения. Эти измерения сами по себе не связаны. То есть, конечно, принимаемые законы отражают общие представления о добре, но переносятся в повседневную практику совсем НЕ автоматически. Переход из виртуального в реальное возможен только через сознательно и заранее выстроенные каналы – те самые программы обучения, переобучения и обмена практическим опытом. Эти каналы «сшивают» две плоскости, как низвергающийся дождь и восходящие испарения «связывают» небо и землю.

Как правило, законы (идеальные правила) принимает орган законодательной власти (в России – Госдума РФ); а разработкой каналов-путей, по которым эти правила придут в практику – соответствующее министерство, т.е. орган власти исполнительной.


К сожалению, в России профессиональные знания и навыки ценностью не считаются.
Наоборот, присутствует уверенность, что опыт (под которым часто понимают многолетнее следование традиции, пусть и самой невежественной) заменит любые знания.

Как следствие, каким бы революционным и/или масштабным ни был новый закон, бюджета на обучение или переобучение новым требованиям никогда не предусматривается. О «сверке часов» через несколько месяцев или лет действия закона вообще молчу. Как и о честном (т.е. без заранее известного результата) обсуждении проекта закона с профессиональным сообществом ДО его принятия. Возвращаясь к нашей метафоре, «небо» предпочитает «метать громы» (в виде очередного запрета или указания), но не дает «дождя» (в виде программ обучения этому новому закону) и не ждет «испарений» (обратной связи).

Вот как это работает. Точнее, как это НЕ работает.


Пример № 1. Профессиональные стандарты для сотрудников органов опеки и попечительства.Collapse )

Пример № 2. Законопроект 206 года «О социальном воспитании».Collapse )

Пример № 3. Внедрение в практику нового Положения о деятельности детдомов, утв. Постановлением Правительства РФ № 481.Collapse )

Так и живем: дикое поле, гром с небес и проливной дождь на неподготовленную почву – а потом проверка, которая всегда показывает, что дикое поле так и осталось диким. Урожай пшеницы почему-то опять не взошел.
Ольга Николаевна Митирева

Дух закона

citaty-o-professionalisme_1.jpg

Естественное всегда просто. Например, любить и воспитывать собственного ребенка – естественно, а поэтому просто и понятно.

Но если естественный сценарий дает сбой, приходится прилагать особые усилия, чтобы вернуть всю систему в норму – или почти в норму.

Например, бывает так, что родитель начинает морально или физически уничтожать собственного ребенка. Это чрезвычайный сбой естественного хода вещей. Чтобы вернуть ребенку детство в изначально простую систему
, помимо ребенка и кровного родителя, входят сразу несколько новых элементов: (1) органы опеки и попечительства, (2) организация для детей-сирот, где ребенок должен получать адекватную замену родительской заботы, (3) возможно, и замещающие родители. При этом даже если кровные родители лишены прав, они продолжают влиять на всех остальных участников через тот тяжелый психологический «багаж», который обычно несет приемный ребенок.

Чем сложнее система, тем больше умений требуется для успешного управления ею, тем деликатнее должны быть настройки. В ситуации выявления и семейного устройства детей-сирот таким регулировщиком должны выступать органы опеки и попечительства, так как именно они обладают самыми широкими полномочиями по защите прав ребенка. А защищать эти права им помогали бы специалисты центров семейного устройства (именно они должны бы занять место классических детдомов) и профессиональные приемные родители (то есть специально подготовленные, сопровождаемые и уважаемые за свои умения и за свой труд).

Именно поэтому я так часто (и нудно) пишу о профессионализации семейного устройства – а точнее, про необходимость профессиональной подготовки и регулярного повышения квалификации для сотрудников органов опеки.


И подготовка эта должна касается не только процедурной части (какие документы необходимы для выдачи заключения, как определить статус ребенка на различные формы семейного устройства и т.п.), но и педагогических, психологических и даже философских аспектах семейного устройства.

Что такое нарушение привязанности? Как ребенок переживает изъятие даже из неблагополучной семьи? Почему важно «пересаживать» ребенка между семьями (в т.ч. из приемной в кровную) поэтапно и постепенно, как пересаживают хрупкий цветок? Что вообще понимать под «интересами ребенка» при первых, весьма шатких, признаках восстановления кровной семьи: необходимость вернуться к кровным, но пока малознакомым, родителям и строить отношения с ними заново или право ребенка на стабильное и предсказуемое детство с родителями, генетически не родственными?

Но если вместо профессиональных знаний и регулярной подготовки и обмена опыта с другими профессионалами есть только осознание служебного всемогущества и не самый высокий уровень общей культуры, то получается вот что:

Письмо от июня 2015 года, Омская область:

В 2009 году я взяла под опеку брата и сестру. Дети были очень маленькие: Никите 2 года 10 мес., а Олесе 7 месяцев всего. Олеся ничего не умела: ни головку держать, ни переворачиваться, вес 5 кг. К трем годам она догнала своих одногодок в развитии и перегнала. Кровная мама нас «баловала» своим присутствием три раза в год: на день рождения к детям и на Новый год приезжала.

В 2014 году
[то есть когда детям было уже 8 и 6 лет – прим. О.М.] она решила восстановиться в правах. Подала в суд. Мы с ней судились целый год. Опека защищала ее права, а мнение детей не учитывалось никоим образом: «Мама хочет, заберем любым путем». Мама закодировалась, вышла замуж, родила ребенка, устроилась на работу только в прошлом году. [13 мая 2015 года – прим. О.М.] Омский областной суд восстановил ее в правах, но детей оставил у меня, т.к. по заключениям психологов контакта у нее с детьми нет.

Это было 13 мая, а 12 июня приехали представители органов опеки с родной бабушкой детей и поставили меня перед фактом: «Опека с вас снята, теперь опекуном является бабушка». Почему, на каком основании они сняли с меня опеку? Сказали: «Собирайте детей, мы их забираем, вы теперь никто». У детей была истерика, они плакали, а бабушка сказала: «Ничего, поплачут и перестанут». Мне сказали: «Если вы их сейчас не соберете, мы вызовем полицию и заберем и Свету (мою старшую приемную дочь)». Ну разве так можно делать?

Как мне быть в данной ситуации? Я могу забрать детей обратно? Они меня очень любят, потому что за 6 лет они другой мамы и не знали. Это для них тяжело. Они звонили, пока был телефон: «Мама, когда ты заберешь нас отсюда?» Теперь не звонят, телефон у них забрали. Я не знаю, как они там. В том доме даже книг нет. Как дети там будут развиваться? Душа болит за них. Помогите, пожалуйста, чем можете. Мне нужен грамотный совет, поэтому я обращаюсь к Вам, как к опытному юристу.


К сожалению, даже самый опытный юрист не может помочь там, где не хватает государственной воли. В описанном случае были соблюдены все формальные процедуры – но при этом грубо нарушен смысл и замысел семейного законодательства. Такие пробелы решаются не новым законом или процедурой, а исключительно профессионализацией семейного устройства, и прежде всего – сотрудников органов опеки и попечительства.
Ольга Николаевна Митирева

Защита от соцзащиты

alone.png
Как известно, скорость всей группы равна скорости ее самого медленного участника. А качество социальной защиты определяется тем, насколько защищен человек, утративший преимущества молодости, здоровья, острого ума, заботливых родственников и полной дееспособности. Например, сироты с инвалидностью. Или одинокого пенсионера со старческой деменцией.

К сожалению, судя по степени защищенности, например, этих двух категорий, каждому из нас должно быть страшно оставаться один на один с отечественными органами социальной защиты.

История Александры Р., апрель 2013 года:

Есть девочка, 13 лет, отца нет, мать умерла, когда девочке было два года. С пяти лет девочка жила с двоюродной бабушкой, которая оформила на нее опеку (бабушка не сразу узнала о смерти матери, потом какое-то время искала Леру). Бабушке сейчас 74 года. Девочка была ухожена, накормлена, ходила в школу, всегда была под присмотром (там такая строгая бабушка, несмотря на свои годы). Ситуация усугубляется тем, что у девочки врожденная ВИЧ-инфекция и гепатит С.

Но бабушка жила в квартире внучки без регистрации. В начале этого года девочку забрали от бабушки обратно в интернат. Со слов бабушки, все произошло стремительно. Пришла женщина из органов опеки, сделала заключение об антисанитарных условиях (квартира просторная, чистая, светлая), и через месяц Лера уже была в больнице и сейчас находится в интернате. Никаких документов (или их копий) о прекращении опекунства и заключения об антисанитарных условиях самой бабушке не выдавали. У нее забрали опекунское удостоверение и документы на квартиру (о приватизации).

Со слов представителей опеки, к ним поступил сигнал - видимо, о том, что ребенок живет в ненадлежащих условиях (от кого и в чем именно заключалась суть претензий - непонятно). В то же время органы опеки требуют срочного выселения бабушки, чтобы, по их словам, сдать эту квартиру дворнику (или еще какому-то сотруднику интерната, не знаю точно), а деньги копить на счету Маши до ее совершеннолетия.

Перед тем, как бабушку лишили опекунства, появлялся родной Лерин дядя, который хотел оформить опеку на себя (из разговора с его женой бабушка сделала вывод, что причина – Лерина квартира, в которой она проживала). Сейчас он также каким-то непонятным образом связан с органами опеки, проявляя участие в выселении бабушки из Лериной квартиры, где они вместе жили (к слову, этот же дядя и в первый раз определил Леру в детский дом, после смерти матери). Забирать Леру дядя не готов, т.к. его супруга не хочет проживать в одной квартире с ребенком с гепатитом С.

Если ей не разрешат забрать Леру в Лерину квартиру, бабушка готова забрать ее в свою 9-метровую комнату в коммуналке (а в Лериной квартире будут жить чужие люди).

Бабушка ходила в прокуратуру, но пришла в пятницу и там заявление у нее не приняли (говорит, «накрывали какие-то столы, что-то отмечали и не работали»), сказали приносить в понедельник, на словах подтвердили, что действия опеки незаконны. Сегодня соседи отправили четыре письма в вышестоящие инстанции с изложением ситуации.


Вспоминается нашумевшая в 2013 году история девочки-россиянки Насти, главной неудачей которой оказалось не раннее сиротство, а то, что через несколько лет после смерти матери (девочку воспитывали бабушка с дедушкой)  "защитой" ее прав решили заняться органы опеки и попечительства Российской Федерации. Что из этой «защиты» получилось, можно почитать здесь.


Так что пожелаю каждому из нас одного: никогда не оказаться в ситуации, когда последняя надежда – защита со стороны тех, кто называется «органы социальной защиты Российской Федерации». Хотя бы до тех пор, пока вся эта система не претерпит качественных изменений, включая эффективный общественный и судебный контроль.