Olga_Mitireva_colour

Программа преодоления социального сиротства в России - Часть V

В Части I был краткий рассказ о Программе в виде короткого видео-ролика.

В Части II мы говорили подробно о воспитанниках "обычных" детдомов старшего возраста и воспитанников коррекционных детдомов, чьи диагнозы после перепроверки не подтвердились. Это правые верхний и нижний сектора большого круга.

В Части III мы говорили о воспитанниках "обычных" детдомов младшего возраста, относительно здоровых, без старших братьев и сестер, чьи шансы на усыновление и опеку относительно высоки.
Это верхний левый сектор большого круга.

Часть IV была посвящена воспитанникам коррекционных детдомов, которым объективно показан стационарный уход (левый нижний сектор большого круга).

В этом посте хочу поговорить о домашних детях, чьи родители находятся на грани отказа от ребенка - малый серый круг.
Считаю необходимым разделить воспитанников организаций для детей-сирот на 4 категории, у каждой из которых свои особенности и задачи и, соответственно, свой путь к семейным условиям воспитания. Схематично эти категории можно представить так:

Programme_schema

Каждая из стрелок обозначает особый путь решения проблемы семейного воспитания для данной категории детей.
Текст ниже - но с ссылками на источники, выдержками из статей и другими интересными дополнениями - вы можете почитать в разделе "Программа" на www.namporadomoi.ru. Там же внизу есть кнопка "Голосование", чтобы высказать свое мнение о Программе. Более развернутое мнение очень приветствуется или в комментариях к этому посту ЖЖ (facebook, к сожалению, к вдумчивым дискуссиям мало приспособлен) или в разделе "Вопросы" на www.namporadomoi.ru. Итак...

Как обеспечить семейное воспитание для этой категории детей?

В данном случае речь идет о детях, которые могут утратить попечение родной семьи по следующим наиболее распространенным причинам:

- Родители или одинокая мать относятся к лицам из числа детей-сирот и не обладают достаточными навыками и опытом для успешного воспитания ребенка (т.н. «вторичное сиротство»).

- Из-за жилищных, социальных, педагогических или эмоциональных проблем кровная семья оказывается на грани отказа от ребенка, однако формальных оснований для ограничения или лишения родительских прав может еще и не быть. Если семья останется без поддержки в этот кризисный период, то социальное сиротство для ребенка практически гарантировано. Об этом свидетельствуют и социологические исследования. Например, в период с 2011 по 2014 годы фонд "Партнерство каждому ребенку" г. Санкт-Петербурга на грант Евросоюза исследовал причины попадания детей в сиротские учреждения: специалисты опросили более 800 детей в возрасте 10 лет, живущих без родительского попечения, в интернатах и детских домах. Всего 15% опрошенных рассказали, что оказались в детском доме, потому что их жизни угрожала опасность. Остальные 85% детей могли бы сегодня жить в семьях, если бы этим семьям в свое время была оказана необходимая социальная поддержка (подробнее о работе Фонда «Партнерство каждому ребенку» в статье «Мы счастливые люди» в журнале "Коммерсантъ Власть" от 7 июля 2014 года).

- Хроническое домашнее насилие в родной семье. Оно создает не только непосредственную угрозу для матери и ребенка, но и невыносимый моральный климат. В состоянии постоянного стресса матери трудно найти силы для общения и заботы о ребенке; дети из таких семей склонны к бродяжничеству, побегам из дома; в будущем они нередко воспроизводят традиции поведения и «воспитания» родительской семьи в отношении собственных детей.

- Отказы от новорожденных в роддомах, которые обычно вызваны тем, что мать не видит путей преодоления временных трудностей (хотя эти пути существуют) и у нее нет источников практической и психологической помощи в первые несколько недель или месяцев после рождения ребенка.


Таким образом, для защиты прав на семейное воспитание детей, еще не потерявших кровную семью, важна прежде всего психологическая, педагогическая и социальная поддержка матери и/или родной семьи в целом.

Если несмотря на все усилия кровная семья так и не сможет преодолеть кризис, ребенок должен быть изъят из семьи и передан на семейно-профессиональную форму воспитания – но с обязательным продолжением работы с кровной семьей (кстати, профессиональные приемные семьи проходят подготовку как для возможного возврата ребенка в родную семью, так и для передачи ребенка в другую, уже постоянную, семью). Если и такая реабилитация «на расстоянии» не принесет плоды, органы опеки и попечительства начинают активный поиск постоянной замещающей семьи – либо усыновителей, либо кровных родственников. В ожидании постоянной семьи ребенок продолжает воспитываться в профессиональной приемной семье.

Почему не получается сохранить родные семьи сейчас?

Во-первых, при существующей в РФ системе устройства детей-сирот реальная профилактика «вторичного сиротства» просто невозможна. С «вторичным сиротством» можно бороться только одним способом – обеспечить опыт семейного (а не интернатного) воспитания для максимального числа подрастающих детей-сирот, которые через несколько лет выйдут во взрослую жизнь и сами станут родителями. Это можно сделать не только – и не столько! – через усыновление или родственную опеку (для некоторых детей подросткового возраста усыновители могут так и не найтись или найтись через слишком долгое – в сравнении с детскими годами – время), сколько через незамедлительное реформирование организаций для детей-сирот интернатного типа в семейно-профессиональные формы воспитания. Это могут быть семейно-воспитательные группы внутри организации для детей-сирот, семейные детские дома, патронатные семьи, детские деревни SOS.

Во-вторых, в России отсутствует реальная профилактическая работа с родными семьями "в кризисе" либо сколь-нибудь заметные службы социальных нянь или партнерских семей, которые давали бы "передышку" одиноким родителям, воспитывающим детей-инвалидов
. В 2012 году обсуждалось введение социального патроната, который вкратце можно описать так: обнаружив семью «в кризисе», в отношении которой лишение либо ограничение родительских прав преждевременно, органы опеки и попечительства определяют комплекс мер для исправления ситуации: психологических, медицинских, правовых (например, получение субсидии по оплате коммунальных платежей), – а затем предлагают семье заключить договор со специализированной организацией, которая эти услуги будет оказывать.

Формально закон о социальном патронате так и не был принят, но его обсуждение обратило внимание на другой давно назревший вопрос: а почему профилактика социального сиротства не работает при действующем законодательстве?

Сегодня помощь кризисным семьям оказывается в рамках Федерального закона РФ № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». По мнению автора, у системы помощи есть ряд существенных недостатков, которые сводят на "нет" любые благие намерения законодателя:

1. Федеральный закон РФ № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» ориентирован на реабилитацию ребенка в условиях закрытых учреждений, где ребенок изолируется от кровной семьи, а не проходит реабилитацию вместе с ней. Поэтому ни один адекватный родитель добровольно в такое место ребенка не отдаст.

2. У сотрудников органов опеки и попечительства нет достаточной квалификации для составления плана реабилитации семей «в кризисе». До сих пор к сотрудникам органов опеки и попечительства фактически не предъявляется никаких профессиональных требований. До сих пор не разработан (хотя появление такого курса было назначено еще на январь 2014 года) хотя бы краткий курс семейного права, педагогики и детской психологии, аналогичный обязательному курсу подготовки для приемных родителей.

3. Что касается уполномоченных организаций, которые должны оказывать родителям услуги в рамках социального патроната, то в необходимом масштабе и с нужной квалификацией их просто не существует. С одной стороны, специалистов недостаточно в простом количественном выражении (например, в собесах и органах опеки и попечительства нет даже штатной единицы «семейный юрист» или «семейный психолог», не говоря уже о самом специалисте; а в некоторых регионах, по свидетельствам самих приемных родителей, очередь к психологу школы приемных родителей занята на 2-3 месяца вперед), с другой – подготовка и идеология работы существующих специалистов не приспособлена для работы с семьей и в семье (например, в Москве ряд уполномоченных организаций базируется в организациях для детей-сирот "традиционного" интернатного типа, куда родители обращаться не готовы в принципе).

В-третьих, жертвам домашнего насилия нужна не только «горячая линия» и заочные консультации психологов и юристов (что существует и сейчас, но только в крупных городах), но и система районных убежищ, максимально привязанных к обычному месту работы матери и учебы ребенка. Бывает достаточно нескольких недель или месяцев (при условии психологической готовности к переменам), чтобы мать смогла решить юридические вопросы, найти новое место жительства, работы и, возможно, учебы для ребенка, а значит, «встать на ноги» и покинуть убежище.
Наконец, роженицам-«отказницам» нужна оперативная психологическая помощь прямо в роддоме, а также система центров временного проживания («убежищ»), где специалисты помогут молодым женщинам составить детальный план подготовки к самостоятельной жизни, научат уходу за ребенком. Поскольку изначально пребывание в таком убежище планируется как «передышка» на время окончания школы и/или получения профессии, оно обычно ограничено 1 - 1.5 годами. По самым консервативным прогнозам, общефедеральная программа профилактики отказов от новорожденных могла бы на 2 000 детей сократить число новорожденных, ежегодно поступающих в детские дома.

Если говорить о причинах этих явлений с точки зрения общественного сознания, то, на мой взгляд, многое объясняется заблуждением, что «в нормальном детском доме ребенку хорошо» – поэтому нет реальной профилактической работы с кровными семьями и до сих пор работают организации для детей-сирот интернатного типа.


Как исправить ситуацию?

(1) Профилактика «вторичного сиротства» через реформирование организаций для детей-сирот интернатного типа в семейно-профессиональные формы воспитания: семейно-воспитательные группы внутри организации для детей-сирот, семейные детские дома, патронатные семьи, детские деревни SOS.

(2) Поддержка родных семей «в кризисе» («социальный патронат» и программы "передышки"):

- перевод центров социальной помощи из стационарных, закрытых учреждений в центры дневного пребывания, работающие в тесном контакте со специалистами патронатного воспитания и сопровождения, в т.ч. через объединение или переподчинение центров;
- обязательная подготовка и аттестация специалистов органов опеки и попечительства по сопровождению семей в рамках социального патроната;
- курс для ВУЗов по подготовке специалистов в области семейного устройства (базовые юридические и педагогические знания), а также в области психологии сиротства и синдрому нарушения привязанности у детей, переживших жесткое обращение в биосемье и/или интернатное воспитание;
привлечение в качестве уполномоченных организаций не только государственных учреждений, но и негосударственных организаций с компенсацией стоимости их услуг за счет бюджетных средств (например, система «купонов» на определенное количество занятий со специалистом в месяц, по которым позже центр может получить возмещение из фондов ОМС или ФОСС);
- социальные няни или партнерские семьи, предоставляющие "передышку" одиноким родителям, воспитывающим детей-инвалидов.

(3) Эффективная защита матерей, подвергающихся домашнему насилию:

- информационные стенды не только в районных ОВД, но и в детских учебных учреждениях (школы, детсады) и на остановках общественного транспорта об убежищах для матерей и детей, страдающих от домашнего насилия;
- взаимодействие между детскими учебными учреждениями и психологическими службами для скорейшего реагирования на ситуацию возможного насилия в семье;
- подключение к этой работе психологов и юристов как из государственных, так и волонтерских и частных психологических служб;
- организация системы временных районных убежищ для матерей, подвергающихся домашнему насилию, и их детей; возможность получения консультации не только психолога, но и юриста.

(4) Профилактика спонтанных отказов от новорожденных в роддомах:

- информационная подготовка персонала роддомов; система взаимодействия между роддомами и психологическими службами в ситуации отказа от новорожденного – с немедленным выездом психолога для работы с матерью; создание атмосферы понимания и терпимости к такого рода ситуациям;
- организация системы убежищ для молодых матерей, желающих отказаться от ребенка по жилищно-бытовым причинам;
- подготовка и подключение к этой работе психологов не только государственных, но и волонтерских и частных психологических служб;
обязательное обучение для сотрудников органов опеки и попечительства на эту тему, в т.ч. дистанционное.

Следующий - последний пост на тему Программы - будет посвящен тем общественным убеждениям (точнее, заблуждениям, мифам), которые способстствуют "мумификации" нынешнего положения вещей с социальным сиротством в России.