Olga_Mitireva_colour

Сиротство как уровень развития сознания

Хочу поделиться с вами статьей основателя школы "Большая перемена" Ирины Павловны Рязановой "Самоучка как образ жизни" (Москва, 2007), где она не только рассказывает об истории возникновения  школы, о принципах ее работы, но и делится крайне интересными размышлениями о сиротстве как социальном явлении, о системе детдомовского воспитания. Итак (выделение цветом мое):

Ирина Павловна Рязанова, директор БФ «Большая Перемена»
Большая Перемена

1 октября 2007 года «Большой Перемене» исполнится 5 лет. Пять лет тому назад все началось с идеи и огромного желания создать Образовательный центр для выпускников детских домов, которые в детстве были лишены возможности получить образование. Из материальных ресурсов не было ничего. Зато было самое главное: несколько учителей, которых вдохновила идея вместе начать заниматься с выпускниками детских домов.

Пять лет были наполнены трудом, поиском наилучших решений, радостью открытий. Каждый раз при возникновении серьезных препятствий мы стояли перед выбором: продолжать или нет нашу работу. И каждый снова отвечал на вопрос: зачем мне лично нужна «Большая Перемена». К концу этого учебного года ответ на этот вопрос звучит так: мы служим тому, чтобы изжить сиротство в России, тому, чтобы люди стали авторами и хозяевами своей жизни, счастливыми, свободными и ответственными за свою жизнь, жизнь своей семьи, своей страны и мира. Громко звучит? Избито и амбициозно? Наверное, да, если об этом только говорить, но просто и естественно ‑ если делать. Мне очень близок тезис Римского клуба: «Думать глобально, а действовать локально». На мой взгляд, он определяет культуру мышления, которая лежит в основе практической работы.

Сиротство как уровень развития сознания

Анализируя свою работу, мы пришли к убеждению, что
имеем дело не столько с сиротством как социальным явлением, сколько с сиротством как уровнем развития сознания. Под сиротством мы понимаем такие качества, как страх, бессилие, ущербность, неразвитость, бедность, несправедливость, иждивенчество, зависимость, насилие, одиночество, беззащитность. В этом смысле сиротские учреждения являются местом высокой концентрации этих качеств, своего рода их катализатором. И чем сильнее в современном российском обществе проявлены эти качества, тем большее количество детей-сирот живут в детских домах.

«Сиротское сознание» – это вообще одно из главных наследий социализма. В любой стране и в любом обществе существует определенный процент сиротства. Но если для него создать питательную среду, специальные условия для его выращивания и культивирования, то оно будет расти пышным цветом. Достаточно при этом подуть свежему ветру или измениться температуре – все погибли (кроме тех, на кого всегда немного дуло). С 1917 года Россия стала большим детским домом, в котором создавались специальные условия по выращиванию сирот. Была создана система льгот и социальных гарантий. Государство освободило людей от необходимости полностью брать на себя ответственность за свою жизнь, жизнь своих детей и стариков. На государственном уровне провозглашалась идея обеспечения людям уверенности в завтрашнем дне. При этом никак не поддерживалась личная экономическая самостоятельность, а слово «предприниматель» приобрело негативный оттенок. В начале 90-х годов советские люди «выпустились из детского дома», потеряв пресловутую уверенность не только в завтрашнем, но и в сегодняшнем дне. Многие так и не смогли адаптироваться к реальной жизни и… дети их оказались в детских домах, а старики ‑ в домах престарелых. Третья волна сиротства – результат длительного пребывания целой страны в условиях «всеобщего детского дома». Вышли, а ножки-то самостоятельно не держат.

Характерные черты социальной среды с названием «детский дом»

О том, как устроена система детского дома и какими качествами характеризуется его среда, можно с абсолютной уверенностью говорить, познакомившись с результатами функционирования этой системы – выпускниками детских домов.

Во-первых,
изолированность от внешнего мира, реальной жизни. Жизнь внешне обусловлена, регламентирована и чрезмерно защищена от внешних воздействий. Оставшись один на один с реальной жизнью, многие не могут даже выжить, а не то чтобы жить. Программы социальной адаптации в той же самой среде детского дома лишены того смысла, который им пытаются приписать. А ведь лучшая программа социальной адаптации – реальная жизнь, от которой воспитанники сиротских учреждений отгорожены. Например, ребятам предлагают научиться готовить. Но они очень быстро понимают, что это очередной урок, игра, в нее можно играть или не играть – все равно голодным не оставят. Все занятия в рамках таких программ не удовлетворяют никаких реальных потребностей ребят, а значит, не соответствуют естественным законам природы.

Во-вторых,
коллективное воспитание, коллективный разум. Для того, чтобы выжить, нельзя проявлять свою индивидуальность, нужно быть как все, неприметным, не высовываться, стать частью единого организма. Все вместе – сила, порознь – ничто. Общественные интересы превыше личных. Это не команда, не коллектив, это стая. У стаи есть вожак, который принимает решения. Потребность во внешней организующей силе, власти, страх одиночества, бессилие одного человека – всё это приводит к тому, что становятся ненужными такие жизненно важные качества, как личное достоинство и ответственность.

В-третьих,
отсутствие возможности самостоятельно принимать решения и крайне ограниченное количество вариантов, из которых можно выбирать, отчего смысл свободы также становится невостребованным понятием.

В-четвертых,
у людей, находящихся в этой системе, нет необходимости во внутренней дисциплине, так как есть сильная внешняя дисциплина. Обилие должностных инструкций, одобренных и утвержденных программ и планов. При этом выйти за рамки предписаний, даже если этого требует ситуация, невозможно. Нужно сначала создать новые инструкции и положения.

В-пятых,
внутренняя среда детского дома в основном нацелена на удовлетворение базовых потребностей (еда, сон, одежда, развлечения), в очень небольшой степени ‑ на развитие и образование и практически совсем не заботится о развитии духовного мира человека. В основу мировоззрения ложатся такие принципы, как «всего на всех никогда не хватает», «я одинокий, зависимый, нелюбимый, брошенный, несправедливо обиженный человек» и «мне все должны».

Дети попадают в изолированную от внешнего мира среду детского дома, принося с собой все эти качества из социума. Собранные в одном месте, оторванные от реальной жизни, они многократно усиливаются и возвращаются вместе с ними обратно в социум, снова порождающий детские дома.

Извечный вопрос «что делать?»

Тема детей-сирот стала и сейчас очень актуальной и… популярной. Господин Медведев абсолютно справедливо говорит корреспонденту «РИА Новости» о том, что «детдом – это, извините, пережиток коллективно-лагерного сознания и полноценное воспитание возможно, когда у ребенка есть папа и мама, он окружен постоянной заботой и вниманием родных людей». А Министерство здравоохранения и социального развития ставит цель очень точно: за 7 лет количество детей, находящихся в интернатах, должно быть сведено от 200 тысяч до нуля.

Итак, цель поставлена. При этом известно: для того, чтобы разрушить устои, достаточно одного поколения, а для того, чтобы их создать, понадобятся кропотливые и вдумчивые усилия как минимум трех поколений. У любого процесса есть свои естественные закономерности и сроки. И хотя я очень хорошо понимаю и разделяю желание быстрее помочь детям найти семью, но поспешность в этом вопросе мне кажется преступной.


На данный момент я вижу два пути решения проблемы. С одной стороны, можно загнать сиротскую болезнь внутрь, опять возродив систему льгот, пособий, подпорок и зависимости. Можно кормить и одевать взрослых сирот, и это проще, дешевле и выгоднее, чем взаимодействовать со свободными, самостоятельными, сильными, ответственными, добрыми и достойными людьми. Второй путь – это выстраивать всю политическую и экономическую жизнь страны таким образом, чтобы люди становились независимыми, достойными и свободными, могли не только содержать себя и свои семьи, но и становились предпринимателями, хозяевами своей жизни.

По долгу службы я часто разговариваю с разными людьми о детях–сиротах и выпускниках детских домов. Эта тема редко кого оставляет равнодушным. Одни собеседники пытаются отгородиться от этой темы, говоря, что это не их проблема. Другие, наоборот, бросаются со страстью бороться за права брошенных детей, помогать им, задаривая и закармливая. Таким и образом и те, и другие пытаются закрыться от своих личных проблем, от страха одиночества и недостаточности, от своего личного сиротства.

Значительно реже я встречала стремление спокойно и вдумчиво познакомиться с проблемой, поставить задачу и начать ее кропотливо решать. Как правило, такое отношение я встречала у людей, которые приняли свое собственное сиротство и начали осознанно работать над самим собой, спокойно, трезво и вдумчиво исследовать и изживать сиротство.

Так и хочется сказать: нет, это не про меня. У меня есть родители, свой дом, работа. Это я пришел помочь другим, это с ними не все в порядке, а ко мне лично это отношения не имеет. Имеет. Все мы сироты в той или иной степени. Потому, что бывает очень жаль себя, потому, что очень хочется гарантий и льгот, потому, что хочется, чтобы кто-нибудь что-то сделал для тебя или вместо тебя, хочется найти виноватых в своих неудачах и проблемах, хочется справедливости к себе, любимому.

Может быть, к Вам это не относится? Тогда Вам лично не нужны большие перемены. А вот ко мне это относится, и поэтому они мне очень нужны.

Суть работы «Большой Перемены»

Суть «Большой Перемены» ‑ в изменении взгляда на себя, в открытии своей уникальности и неповторимости, достойности и достаточности, в раскрытии и изучении своих возможностей, в превращении невозможного в возможное. Средство достижения: создание особой среды, в которой буквально все служит такой работе над собой.

Основной метод работы педагогов – это создание и реализация вместе с нашими студентами, выпускниками детских домов, индивидуальных образовательных проектов, сопровождение их в этой работе от идеи до ее воплощения. Для того, чтобы реализовать свой индивидуальный проект, студентам приходится изменить парадигму ценностей с названием «выживание» на парадигму с названием «жизнь».

Основная аксиома, на которой строится «выживание»: «В мире всего недостаточно. Я – сирота, мне все должны». Логика «выживания» построена по схеме «иметь – делать ‑ быть» и поддерживает следующий внутренний разговор: «Вот если бы у меня было здоровье, деньги, время, молодость, знания, если бы меня любили родители и т. д., тогда бы я построил дом, родил детей, сделал карьеру и т. д. и был бы самым счастливым человеком. Но пока у меня этого нет, и поэтому я зависим от внешних обстоятельств в несовершенном мире и я… несчастен».
Основная аксиома парадигмы «жизнь»: «В мире всего достаточно для всех. Все возможно. Я являюсь автором своей жизни». Логика «жизни» основана на формуле «быть – делать ‑ иметь» и поддерживает разговор: «Я есть: с руками, ногами, головой, своими мыслями и чувствами. Я такой единственный на свете, со своим уникальными особенностями. Чего я хочу? Что для меня важно? О чем я мечтаю? Как я буду это делать? Что мне для этого нужно? Все остальные тоже уникальные и неповторимые. Каждый! Мир, в котором каждый сможет себя реализовать, необычайно богат. Как мне, такому уникальному, взаимодействовать с другими уникальными? Как понять их ценности, мечты, устремления? Чем руководствоваться? Как делать дела вместе?».

Целью этого разговора является создание выпускниками детских домов индивидуального проекта своей жизни, часть которого будет реализована в «Большой Перемене». Педагоги сопровождают студентов от первоначальной формулировки идеи, дальнейшего её видения и осознания своей потребности в проекте ‑ к постановке целей и задач, планированию своей деятельности, привлечению ресурсов и оценке результата. За это время ребята получают другой взгляд на свою жизнь, приобретают навыки, знания и опыт, которые они смогут применить и в других областях жизни.

Важной особенностью среды «Большой Перемены» является то, что мы интересуемся реальной жизнью наших студентов. Ребята приходят к нам с работы или учебы в профессиональных училищах и приносят с собой все проблемы, связанные с личной жизнью, отношениями с людьми, здоровьем, которые мешают им в достижении намеченного. Постепенно и кропотливо распутывается клубок этих вопросов, находятся ответы и решения.

Другой особенностью «Большой Перемены» является то, что мы предлагаем ребятам тот же подход, который практикуем сами. Сотрудники «Большой Перемены» работают в режиме проектной деятельности. Сначала возникает идея, которая разрабатывается, идет анализ и привлечение ресурсов для ее реализации. Так в «Большой Перемене» начинались программы «Самоучка» и «Путешественник», наши многочисленные клубы. Таким же образом проходит подготовка всех мероприятий, поездок, концертов и многого другого. Каждым из процессов руководит человек, чья задумка реализовывается, а остальные, кому также близка идея, помогают в организации. Именно на основе такого подхода в «Большой Перемене» создана команда интересных, творческих людей, которая и является главной ценностью «Большой Перемены».


P. S.

Один из вопросов, интересующий людей, которые начинают знакомиться с нашими подходами в работе, звучит так: «А вы не боитесь, что выпускники детских домов вдруг захотят того, что опасно для общества. Захотят убивать, грабить и насиловать». Нет, этого я не боюсь. Я думаю, что в каждом человеке есть искра Божия. А наша задача заключается только в том, чтобы ее разглядеть и начать осторожно работать в этом направлении, раздувая её.

Студенты и учителя «Большой Перемены» ежедневно учат меня терпению, любви и вере в то, что у каждого наступит такой момент в жизни, когда он захочет из невозможного сделать возможное.