Olga_Mitireva_colour

Иногда высокие слова прикрывают довольно низкие мотивы...


Письмо от Алены, апрель 2015 года (Челябинск):

Мой муж – инженер-программист, я – веб-дизайнер, после рождения дочки работаю на дому. Вместе мы больше 9 лет, дочке 2 года. Как усыновители, мы прошли школу приемных родителей.

Но из ШПР в органы опеки прислали заключение, в котором правды – 20%. Среди «неблагоприятных» факторов есть такие вещи, как «хочет видеть себя спасителем детей сирот», «недостаточный возраст мужа (30 лет)», «нет медицинских противопоказаний к рождению собственных детей», «физическая агрессия», «поиск дочери ребенка-«компаньона», «неправильные воспитательные установки». Как косвенную причину для меня написали «желание иметь в хозяйстве рабочую силу, содержание которой оплачивало бы государство». Это еще не все.

Заместитель заведующей ШПР на первом же занятии сказала группе: «Кроме нас, государственных детей защищать некому». Считаю, что «психологи» из ШПР унижают людей, прикрываясь благородной миссией «защиты детей сирот». А в органах опеки сказали: «Они дипломированные специалисты».
Может, Алена пришлет копию? Я бы опубликовала с комментариями. А вообще надо в суд подавать.
Комплекс проблем...
Людмила, спасибо за совет. К сожалению, там и ООП были не очень адекватны, заключение ШПР стало "первой ласточкой". Мы с кандидатами обменялись несколькими письмами, потом переписка прервалась. Сейчас напишу письмо, спрошу, как дела - и если все еще не получено заключение именно из-за заключения ШПР, тогда попрошу копию заключения.

Но должна сказать, что по практике оспаривать такие вот "заключения специалистов" в суде довольно трудно, т.к. суды стараются не вмешиваться в дискреционные полномочия ООП оценивать готовность кандидатов к приемного родительству, особенно если есть "экспертные заключения", на которых ООП эту оценку основывают. Поэтому в таких историях помогает или помощь вышестоящей организации с более адекватными специалистами, или освещение истории в СМИ.