Olga_Mitireva_colour

Вот и прошел круглый стол в Госдуме...

Вот и прошел круглый стол в Госдуме... Остались смешанные чувства, если честно. Пришла я заранее, к 14.30 примерно (круглый стол начинался в 15.00). В небольшом конференц-зале на 8ом этаже стоял продолговатый стол с карточками. Вокруг стола сидели те, кто заявил выступление, все остальные разместились на стульях у стен.

Председательствовала депутат ГД Елена Борисовна Мизулина, "Справедливая Россия" (лет 10 назад она была членом "Яблоко"), рядом с ней заседала замминистра Минсоцразвития РФ Наталья Владимировна Третьяк (она была основной докладчик и, как я поняла, главный адресат наших комментариев). Круглый стол был заявлен как "общественные слушания" по социальному патронату до внесения законопроекта в 1ом чтении. С этой точки зрения мне показался крайне интересен состав участников круглого стола:

  • еще несколько членов Комитета по делам женщин, семьи и детей: Ольга Баталина, Елена Сенаторова, Евдокия Бычкова (мне кажется, двух последних время от времени можно видеть на скамье экспертов в программе "Пусть говорят"),

  • член Общественной палаты (ОП) Борис Альтшулер и Всеволод Чаплин,

  • представители органов опеки и попечительства из регионов,

  • председатели государственных фондов поддержки,

  • представители государственных экспертных институтов и координационных советов при Минобразовании РФ,

  • руководители патронатных центров, созданных на базе государственных детских домов, и тому подобное.

Как мне показалось, на этих "общественных слушаниях" как раз общественность была в отчаянном меньшинстве (сразу оговорюсь, что членов ОП я к общественности не причисляю, т.к. эти люди с исполнительной и законодательной властью явно "на короткой ноге" и взгляд со стороны давно уже потеряли). Представителями действительно общественных движений были: председатель Межрегиональной общественной организации "За права семьи" Павел Парфентьев, Анатолий Вассерман (как я поняла, в ОП он не входит), Елена Альшанская из фонда "Волонтеры в защиту детей-сирот", представитель АНО Центра "Про-мама", ну и ваша покорная слуга, конечно. Больше общественности было не видно - и не слышно (хотя, возможно, она затаилась где-то на задних рядах).

Формально общественностью можно, наверное, считать и Сергея Кургиняна, но судя по его крайне удачному "вписыванию" в будни Первого канала, ОП и Госдумы, он скорее лицо официальное.

Получается, из 60-70 присутствующих (на глазок), реально общественных деятелей (с правом голоса) было не более десятка. С другой стороны, важно не количество, а качество (в т.ч. выступлений), да и никогда не вредно познакомиться с представителями местных властей, почувствовать "настроения".

И вот круглый стол начался.

Депутат Мизулина сделала короткое вступление, за ней с докладом выступила замминистра г-жа Третьяк. В ее выступлении меня потрясли следующие цифры: оказывается, на содержание одного(!) ребенка в обычном детском доме государство тратит от 400,000 до 1,000,000 рублей в год (т.е. это от 30,000 до 80,000 рублей в месяц!). Представляете, если бы эти деньги были направлены на поддержку замещающих семей и на выплату зарплат педагогам, логопедам и психологам в реабилитационных центрах, открытых на базе бывших детских домов! На сегодняшний день в детских домах прозябают около 120,000 детей. При соответствующей политической воле и сознательной программе мы могли бы перевести их на семейное воспитание за 2-3 года - и при этом не тратить еще больше денег, а даже, возможно, сэкономить средства.

Что касается социального патроната, г-жа Третьяк отметила, что (а) некоторые регионы уже практикуют социальный патронат по собственной инициативе, и показывают положительные результаты, однако (б) настало время закрепить общие подходы и стандарты социального патроната на федеральном уровне, и, наконец, (в) один из плюсов социального патроната заключается в том, что "будут использоваться уже существующие меры поддержки", а дополнительного финансирования не потребуется.
(Сразу замечу, что, по моему мнению, этот теоретический плюс на практике является одним из существенных минусов социального патроната, потому что эти самые меры поддержки неадекватны, несовременны - и поэтому совершенно непопулярны среди родителей. Но об этом в отдельном посте).

После доклада замминистра г-жа Мизулина предложила начать выступления, регламент - 7 минут с возможным сокращением до 2-3 минут(!), "если в конце не будет хватать времени". Дело в том, что круглый стол должен был длиться 3 часа, с 15.00 до 18.00, и всего было заявлено 36 выступлений. Любопытно, но сначала (т.е. в первые 1.5 - 2 часа) слово дали именно представителям государственных структур, которые в свои щедрые 7 минут говорили или общие слова (например, представитель Госдумы при ЮНЕСКО, которая выступала сразу после г-жи Третьяк), или кричали на отвлеченные темы (например, г-н Кургинян, рассказавший о неких митингах против ювенальной юстиции в г. Электросталь и г. Мюнхене), или рапортовали об успехах на местах (главным образом представители местных органов власти).

Одним из первых выступал и г-н Чаплин, который сразу привлек мое внимание характерным голосом и переливающимся крестом на толстой золотой цепи. Г-н Чаплин беспокоился, что под соусом социального патроната органы опеки будут ограничивать права православных родителей держать ребенка на постном питании или водить его на утреннюю службу. Г-жа Мизулина тут  же предложила поручать в таких случаях реабилитационные мероприятия только тем уполномоченным организациям, которые принадлежат соответствующей конфессии. Мне тут же представилось направление всей семьи в монастырь, например. Однако по выражению лица г-на Чаплина нельзя было сказать, что это предложение его обрадовало. Да и сидящие вокруг представители органов опеки смотрели скептически. В общем, в заключительном слове г-жа Мизулина этот вопрос уже не поднимала.

В числе первых выступил и г-н Вассерман, но ему хватило 3 минут. Если честно, я не очень поняла, зачем г-н Вассерман в принципе пришел на этот круглый стол, ведь он сам признался, что к теме семейного устройства не имеет ни профессионального, ни личного интереса. Мне кажется, что из-за этого признания его мнение не получило того веса, какого заслуживало по своему содержанию. А мнение г-на Вассермана было в том, что прежде чем вводить новый институт, надо удостовериться, не достаточно ли уже существующих инструментов - а ему лично кажется, что вполне достаточно (по действующему закону о профилактике безнадзорности). В зале раздался одобрительный гул.

Опытом социального патроната в г. Москве поделилась представитель Минобразования г. Москвы. В Москве социальный патронат был установлен Законом г. Москвы № 12 от 2010 года и Постановлением Правительства г. Москвы № 433 (я сразу отметила себе - не забыть найти их и вывесить на
www.adoptlaw.ru!). В Москве было отобрано 40 уполномоченных организаций (УО), среди которых много детдомов и социальных приютов. Между родителями, органом опеки и УО заключается 3х-сторонний договор исключительно на добровольной (для родителей) основе. На данный момент в Москве есть 174 таких договоров. С момента введения социального патроната в г. Москвена 35% снизилось число лишений прав и на 71% выросло число детей, возвращенных в родные семьи.

Если продолжить говорить о Москве, то интересным мнением поделилась сотрудница органов опеки и попечительства Пресненского района, где эксперимент по социальному патронату проводят еще с 2004 года в опоре на патронатную службу при детском доме № 19 г.Москвы (ПС). Сотрудница опеки отметила, что самое сложное - это адекватно оценить состояние семьи еще ДО составления плана реабилитации. Приходилось действовать "на глазок", и выручали предварительные консультации специалистов ПС.

До мнений реальной общественности время подошло только после 17:00, когда регламент выступлений сократили сначала до 5, а потом и до 3 минут, и даже провели перекличку, "кто настаивает, чтобы выступить, а кто готов отказаться".

Меня заинтересовало выступление г-на Парфентьева, но из-за гонки (по времени) и шуме в президиуме (депутаты тоже люди, устали) вынести толком какую-то мысль не получилось. А выступление явно задумывалось как информативное, сложное. Г-жа Альшанская высказала очень здравую мысль, что необходимо развести функции карательного органа (т.е. полномочного лишать и ограничивать в правах) и реабилитирующего (т.е. составляющего программу социального патроната) - то есть передать право составлять и координировать программу реабилитации семьи не органам опеки, а какому-то другому уполномоченному институту. Не помню кто именно, но было высказано и такое мнение, что родители должны получить право самостоятельно выбирать уполномоченные организации из списка, утвержденного органом опеки - чтобы сохранить свободу выбора для семьи. Интересное выступление начала доктор психологических наук Галина Владимировна Семья, но, увы, из-за проклятого регламента пришлось слушать рывками и только последние 2 слайда...

О своем выступлении (втором с конца) - и задуманном, и реальном - расскажу в отдельном посте.

Большинство и представителей власти, и общественности высказалось в том ключе, что социальный патронат либо очень еще не продуман ни в формулировках, ни в механике исполнения, либо преждевременен, либо просто не нужен, как дублирующий уже существующие полномочия органов опеки. Однако, подводя итоги круглого стола, г-жа Мизулина каким-то чудом подвела к тому, что все присутствующие видят в социальном патронате одно благо, просто имеют ряд технических замечаний. "Беда" наша в том, что мы не знакомы с правилами законодательной работы, поэтому не понимаем, что 1ое чтение - это принципиальное решение, нужно новшество или нет (а г-жа Мизулина по нашим выступлениям поняла так, что однозначно нужно), а вот уже на 2ое чтение - милости просим с замечаниями по формулировкам и пр. Естественно, пошли возгласы с мест, но г-жа Мизулина отлично ориентируется в технике и всегда быстро отключает соответствующий микрофон. В каком-то смысле я была восхищена ее умением управлять аудиторией и виртуозно выстраивать анализ услышанного по необходимому плану. Это очень опытный и волевой депутат.

В заключение г-жа Мизулина пригласила направлять ей предложения по социальному патронату на mizulina@duma.gov.ru. Желательно в течение 2 недель. И все стали вставать и шуметь стульями.

Вышла я из Госдумы, побрела к Тверской. Было около 19:00, центр стоял в пробке. По тротуарам шагали веселые гости из Киргизии. Депутатские водители готовились к развозу по домам. И тут возникло (и потом только крепло) у меня грустное чувство, что пригласили и меня, и других "общественников" в Госдуму только ради того, чтобы показать г-же Третьяк, что общественность приходила, о социальном патронате поговорила, поэтому можно двигать его дальше в том виде, в каком задумывалось изначально.

Вспомнился еще 1997 год (а может, и раньше), когда каким-то чудом я попала в Госдуму по приглашению помощника депутата - бывшего однокурсника. Просто посмотреть на депутатские будни. И Госдума была тогда пообшарпанней, но какая-то настоящая, что ли. И депутаты казались настоящими, живыми, харизматичными. А сейчас все чистенько и свежий ремонт - но как будто немного фальшивое. Жизнь не бьется в этих кулуарах, а течет, как по коридорам министерства. И живому человеку смотреть на это трудно.
На манеже всё те же... В те времена, что я ходил на такие "круглые столы" (немного и недолго) - быро ровно то же самое. Чиновники с "кирпичами" в основное время, Альшулер, Семья, несколько знакомых общественников, гонка в последний час...