Olga_Mitireva_colour

Возврат приемного ребенка - часть 2 (причины и профилактика)


Моя практика показывает две особые категории возвратов (или вторичных возвратов от приемных детей):
- возвраты в течение нескольких дней или недель после принятия ребенка (для удобства назовем их «преждевременные возвраты»);
-
возвраты по истечении полугода-года, вплоть до нескольких лет после принятия ребенка (назовем их «сознательные возвраты»).
У этих двух группу возвратов разные причины и разные способы профилактики.

Начнем с преждевременных возвратов.

Сначала приведу примеры из реальной жизни (из последних писем родителей), в которых отмечу ключевые фразы и моменты, необходимые для понимая специфики преждевременных возвратов. Потом проанализируем причины и возможную профилактику подобных возвратов.


История Марины Н., август 2015 (Калужская обл.)
Я получила заключение о возможности быть опекуном в отношении ребенка без ограничений по здоровью, но в итоге взяла 2х-летнего мальчика с диагнозами эпилепсия и синдром РАС. Инвалидность ему присвоена не была, а сотрудники дома ребенка заверили меня, что проблемы компенсируются с возрастом. О том, что Ване необходимо ежедневно принимать лекарства, я узнала только, когда приехала его забирать. Мне выдали лекарства только на несколько дней, пока я не поставлю Ваню на учет в поликлинику.
Из-за неправильно оформленного личного дела (по словам сотрудников ООП по моему месту жительства) и через 10 дней я не смогла поставить Ваню на учет, лекарства стали подходить к концу. Иван начал вести себя нервно, постоянно истерично плакал. Мне стало страшно, и я отвезла Ваню в органы опеки по месту нахождения его детдома и подала заявления с просьбой освободить меня от обязанностей опекуна. Ребенка я привезла сытого, хорошо одетого, утром дала последнюю дозу лекарств, которая у меня оставалась.
Но сотрудники опеки в категоричной форме сообщили, что я не имею права отказываться и после подачи заявления мне надо ждать неопределенное время, чтобы ребенка забрали. Я объяснила, что не могу ждать, т.к. ребенку нужны лекарства, которые я лично получить не могу. Обстановка в кабинете накалялась, мне стали угрожать вызовом полиции «за оставление ребенка в опасности». Через несколько часов я ушла, не выдержав морального давления и оставив ребенка в кабинете.
Органы опеки приняли решение об «отстранении» меня от обязанностей опекуна в связи с «ненадлежащим исполнением обязанностей опекуна». Теперь я никогда не смогу быть приемной мамой.

История Нины П., сентябрь 2015 года
Добрый день, 2 сентября мы усыновили ребенка, решение вступила в силу 12 сентября. 18 сентября забрали домой. К, сожалению, жить с усыновленным ребенком не сможем, приняли решение вернуть обратно в детский дом 2 октября. Подскажите, как с юридической точки зрения сделать это правильно? Как пройти процедуру разусыновления быстро и правильно, чтобы у ребенка появился шанс как можно быстрее оказаться в семье?


Считаю, что в большинстве случаев причины преждевременных возвратов лежат за пределами личных качеств или предварительной подготовки самих приемных родителей. Преждевременные возвраты – это исключительно показатель неадекватности существующих в России процедур знакомства и выбора детей, особенно младшего возраста, когда брать ребенка на гостевой режим невозможно. В частности:

  • Невозможность реальной проверки диагнозов, поскольку процедура независимого медосвидетельствования ребенка построена таким образом, что приемный родитель не имеет законного права, а также выбирать медучреждение либо конкретных специалистов, которые будут его проводить. Этот вывод подтверждается и результатами опроса среди приемных родителей.

  • Повсеместная практика посещений ребенка в неестественных для ребенка условиях, искажающих его поведение и реакции. «Дни открытых дверей», проходящие в некоторых регионах РФ в порядке эксперимента, не обеспечивают полноценного общения и знакомства кандидатов с детьми.

  • Практика «продавливания» детей младшего возраста, но с неоднозначной диагностикой – возможно, для того, чтобы «не упустить» кандидата и показать хорошую статистику семейного устройства.

  • Искусственные задержки в постановке опекунов и приемных родителей, принявших ребенка из другого региона, на учет по собственному месту жительства. Обычно они связаны с желанием сэкономить на выплатах на содержание подопечных и/или на вознаграждении приемным родителям, но фактически приводят и к задержкам в постановке на учет в местных медицинских и образовательных учреждениях.

  • Отсутствие «профилактического» сопровождения (в т.ч. психологического) в первые дни и недели после появления ребенка в семье.

Соответственно, профилактика преждевременных возвратов заключается в следующем:

  • Общефедеральное видеоанкетирование всех воспитанников детдомов, независимо от возраста и диагноза.

  • «Дни открытых дверей» по честным правилам – то есть (а) без предварительного отбора детей «на показ», (б) не реже раза в квартал и (в) для всех желающих жителей района или города, не только слушателей школ приемных родителей или обладателей заключения о возможности быть усыновителем, опекуном или приемным родителем.

  • Изменение процедуры независимого медосвидетельствования воспитанников детдомов таким образом, чтобы приемный родитель мог запросить освидетельствование ребенка (а) в любом медучреждении по выбору приемного родителя (причем этих медучреждений может быть и несколько – допустим, до трех, - если состояние ребенка требует оценки узких специалистов), (б) у специалистов (допустим, общим количеством до пяти) по выбору приемного родителя и (в) в присутствии приемного родителя.

  • Устройство комнат гостиничного типа при организациях для детей-сирот, особенно в домах ребенка для детей дошкольного возраста, чтобы кандидаты могли получить опыт ежедневного проживания и ухода за конкретным ребенком, еще раз оценили свой выбор.

  • Знакомство с ребенком только в условиях группы, с возможностью наблюдения в группе и сравнения с другими детьми, с правом «переключиться» на другого ребенка без объяснения причин или избыточных формальностей.

  • Сопровождение и помощь с оформлением документов с первого дня после появления ребенка в семье (по аналогии с сопровождением новорожденного и молодой матери).

  • И самое главное, на что всегда «забывают» выделить бюджет, утверждая нововведения - обучение и постоянное повышение квалификации сотрудников ООП, операторов БД и организаций для детей-сирот по новым процедурам знакомства и выбора ребенка.


Теперь о сознательных возвратах.

На мой взгляд, сознательные возвраты – так я называю возвраты через несколько месяцев или даже лет после принятия ребенка – отражают одну или несколько из следующих ситуаций:

(1) по сути отсроченный преждевременный возврат, когда в прошлом органы опеки либо принудили родителей забрать конкретного ребенка (обычно «в довесок» к брату или сестре или в попытке «быстренько» устроить в семью непростого ребенка), либо отговорили от возврата сразу после появления ребенка в семье; родители внешне смиряются, вроде бы принимают ситуацию, но подсознательно выискивают в поведении ребенка малейшие «неадекватности», чтобы вернуться к теме возврата (в начальной школе или в подростковом возрасте эти «неадекватности» сами «падают в руки»);

(2) профессиональное бессилие (а нередко – полное отсутствие) служб по семейному устройству, закамуфлированное под возврат ребенка по инициативе приемных родителей; обычно такие возвраты происходят с подачи органов опеки в период адаптации, т.е. в пределах полугода-года после устройства ребенка;

(3) «непролеченные» проблемы периода адаптации, когда профессиональной помощи приемный родитель не получил, кое-как справился собственными силами (а точнее, решил перетерпеть проблему, «вылечить любовью» и т.п.), но по мере взросления ребенка игнорировать особенности в поведении становится труднее, внутренние резервы приемной семьи истощаются и в какой-то момент, вроде бы очень далекий от появления ребенка в семье, «вдруг» происходит срыв;

(4) реакция на непредвиденное событие в семье, прямо не связанное с ребенком, но обнажившее хрупкость отношений, особенно в условиях отсутствия грамотного сопровождения и поддержки семьи – такие возвраты могут иметь место и через много лет после принятия ребенка.

Примеры из жизни:


История Анны, июль 2015 года (Челябинская область)
Здравствуйте. У нас приемная семья, двое детей, родные брат с сестрой. Мама этих детей лишена родительских прав по решению суда, отец прочерк. Дети в нашей семье с марта 2013 года. С мальчиком много трудностей, приняли решение вернуть его в детское учреждение. Имеем ли мы право разлучать их, оставив девочку в семье? Распоряжения выданы на каждого ребенка.

История Марии, июль 2015 года (Якутия)
У меня под опекой трое детей: две сестры и брат. Средняя сестра меня не слушается, усложняет нам всем жизнь, я с ней не справляюсь и хочу ее отдать в детдом. Но боюсь, что заберут остальных двоих детей. Так это или нет?

История Ольги, апрель 2015
Моя мама 8 лет назад оформила приемную семью над двойней - мальчик и девочка, с девочкой никаких проблем, а вот мальчик совершенно не поддается контролю и воспитанию, учиться не хочет, в школу не ходит, на домашнем обучении, никого не слушает, сбегает, ворует, каждые полгода лежит в психбольнице, но диагнозов, кроме нарушения поведения нет. Хотим отказаться от мальчика, но управление по вопросам семьи и детства утверждают, что по закону не имеют права разделять брата и сестру, действительно ли это так и что можно сделать?

История Марины С., апрель 2015
Возникли проблемы со старшим мальчиком Андреем 14 лет. Он попал ко мне в семью 5 лет назад после расформирования детдома, этакий «кот в мешке». В личном деле мелькали диагнозы 84.8, 91.8, 92.9, ММД, Андрей лежал в детской психиатрической больнице в 2009 году в течение 2-х месяцев «за сексуальные пристрастия» (так написано в личном деле). В декабре 2014 года выяснилась неприятная информация: Андрей неоднократно сексуально домогался до младшего ребенка 9 лет. Сейчас Андрей лежит в детской психиатрической больнице, предварительный диагноз: психопатия. Мною принято решение о возврате Андрея после его выписки.


История Ирины, апрель 2015 года

Девочка 9 лет была в семье полгода, адаптация была тяжелая, кражи, начала уходить из дома, в очередной раз три дня искали с полицией, где она заявила, что в приемной семье жить не желает, т.к. ее обижают, бьют и т.д., желает жить у «бабушки» - это знакомая биоматери, тоже лишенная родительских прав с асоциальным образом жизни. Правда, когда девочке сказали, что она поедет обратно в детский дом, она сразу пошла на попятную и сказала, что согласна жить у приемной мамы, если ей разрешат ходить к «бабушке». Что реально указано в её объяснении, неизвестно (все со слов опеки).
Опека настояла на возврате ребенка в детский дом, мотивируя тем, что почти 10-летний ребенок имеет право выбирать, где и с кем жить. Приемная мама написала заявление о прекращении опеки в связи с нежеланием ребенка жить в семье.

История Елены Г., февраль 2015 года
Полгода назад московская семья забрала из питерского детдома девочку 14 лет. Отношения не сложились. Как говорит мама: «Сама не могу принять, а старшие кровные дети не разговаривают с приемной дочерью, дома невыносимая обстановка». В конце ноября мама пошла в опеку писать возврат от ребенка. Именно в этот момент меня и нашли сотрудники негосударственного фонда, которые курируют этот питерский детдом. В приемную семью приезжала специалист и психолог фонда для разговора о передаче ребенка в нашу семью, я была на этой встрече. Девочка мне понравилась.
Психолог дал приемной маме рекомендации, как поговорить с девочкой, но мама передумала. Мы порадовались, что ребенок все-таки останется в семье, но через некоторое время снова начались разговоры об возврате, «ничего не получается». Потом опять передумали, решили оставить ребенка. И так было уже четыре раза.
В данный момент со мной на связь снова вышла приемная мама с разговором, что все-таки они не смогут жить вместе. Но при этом она предлагает мне взять девочку в гости, чтобы ребенок сам выразил согласие уйти: «Она побудет у вас в гостях, ей понравится, и тогда это уже будет не мой возврат, а наше обоюдное решение». Для меня это неприемлемый вариант, т.к. решение перекладывается на плечи приемного ребенка.
Сама девочка пока из семьи не хочет никуда, у нее сложился очень хороший контакт с приемной папой, но в то же время приемная мама ведет работу с Дашей на тему «сходи к этим хорошим людям в гости, они тебе понравятся». Опека заняла выжидательную позицию, ничего не предпринимает.


История Таисии, август 2015 года (Московская область)
На Вашем сайте я нашла книгу Нэнси Томас "Когда любви не достаточно". В ней на 100 % процентов описан наш ребенок. Женя уже шесть лет с нами (ему скоро исполнится 9 лет). За эти годы, несмотря на некоторые положительные сдвиги, мы не смогли решить главную проблему - оппозиционно-вызывающее поведение (на фоне которого наши ЗПР и СДВГ просто "цветочки"). Понимаю, что многое мы делали не так как надо. Несмотря на то, что в книге подробно описан метод воспитания (излечения) детей с синдромом нарушения привязанности, у меня возникает отчаяние из-за того, что многое мы упустили и страха не справиться (верней, я уже теряю контроль над ситуацией). Моя жизнь превратилась в настоящую битву с Женей (что, как я понимаю, совершенно неправильно, но иначе у меня не получается). Я на грани своих возможностей. Очень нуждаюсь в помощи опытного психотерапевта, находящегося в нашей теме. Пожалуйста, посоветуйте специалиста в Москве, к которому можно обратиться по этой проблеме.


История Олеси, март 2013 года
Девочка с рождения возвратная, в четыре года передана под опеку одинокой женщине примерно 50 лет. Сейчас девочке уже 8 лет.
Недавно умер отец мамы-опекуна. Она это очень переживает. Остальные родственники не поддерживают ее решение быть опекуном, а скорее наоборот. Все это обострилось после смерти отца. Мама не смогла разрешить ситуацию, опека отправила ее в районную поликлинику к психологу, там помощь, по всей видимости, не смогли оказать. В итоге мама отвезла девочку в больницу под видом лечения и тем временем написала возврат от опеки, ребенок пока не знает об этом, мама девочку навещает.
Информация к нам поступила из больницы, т.к. с опекой у нас отношения, прямо скажем, сложные (пишет представитель некоммерческой региональной организации содействия приемным семьям). Мы подключили нашего психолога для работы с мамой. После работы с психологом мама забрала заявление о возврате.


Обобщая, я вижу следующие причины большинства сознательных возвратов:

  • Практика «продавливания» братьев и/или сестер «в довесок» к понравившемуся ребенку (детям). Практика «продавливания» непростых детей ради положительной статистики. Иногда это приводит к тому, что приемные родители подсознательно ищут особенности в поведении ребенка, которые могли бы объяснить возврат подсознательный поиск приемными родителями причин для возврата «навязанного» ребенка. Возврат сдерживает только страх потерять остальных приемных детей-родственников или получить «волчий билет» в виде формулировки «отстраняется от исполнения обязанностей опекуна по причине ненадлежащего исполнения обязанностей».

  • Неадекватное сопровождения в период адаптации, а в большинстве случаев – полное отсутствие такового. В результате проблемы в поведении ребенка искусственно подавляются, пока возраст позволяет. Внутри семьи возникает «мина замедленного действия» до поступления в школу, до начала подросткового периода или до истощения родительских сил. Кстати, как видно из примеров выше, даже если находятся негосударственные организации, готовые сопровождать семью, они вынуждены работать «подпольно», «на птичьих правах», хотя российский закон предусматривает процедуру сотрудничества и/или делегирования полномочий органов опеки другим организациям.

  • Отсутствие адекватной помощи в переломные или кризисные моменты (поступление в школу, подростковый возраст, внезапные трагедии внутри приемной семьи).

  • Возможность отмены усыновления в любое время вплоть до совершеннолетия ребенка. Например, в большинстве штатов США отменить усыновление возможно только в течение нескольких месяцев после утверждения усыновления судом. По истечении этого срока усыновленный ребенок приравнивается к своерожденному и отказаться от его воспитания только тем же способом, как от кровного. Воссоединение с кровной семьей возможно только через усыновление ребенка кровными родителями. В России тоже действует принцип «усыновленный = своерожденному», но при этом усыновители могут ходатайствовать об отмене усыновления в любой момент и практически по любой причине.

Соответственно, профилактика сознательных возвратов заключается в следующем:

  • Законодательно установить приоритет права ребенка на семейное воспитание (в т.ч. в замещающей семье) над правом на совместное воспитание с братьями и сестрами и одновременно уточнить правила разделения братьев и сестер. К примеру: нахождение в системе детдомов не является «совместным проживанием», если дети воспитываются в разных группах или в разных учреждениях, а значит не должно мешать передаче в семью одного из детей отдельно от остальных; если дети знают друг друга, когда-то воспитывались вместе, то возможно помещение в разные семьи, но в пределах одного города или района, и с конкретным графиком личных встреч и общения по телефону; если дети помещены в семьи в разных субъектах РФ, то органы опеки отвечают за организацию общения по телефону и по переписке, и т.п.

  • Создание центров сопровождения замещающих семей (по образцу центров патронатного воспитания и сопровождения), которые способны оказать реальную и действенную помощь и поддержку.

  • Внедрение специальных программ по психологии сиротства и реабилитации неблагополучных семей в российских ВУЗах, изучение зарубежного опыта и практик, включая теории нарушения привязанности у детей-сирот и терапевтического воспитания.

  • Обучение сотрудников ООП, операторов банков данных и организаций для детей-сирот новым процедурам и практикам, регулярное повышение квалификации.

  • Только после и в сочетании с вышеперечисленными нововведениями – установить предельный срок после утверждения усыновления, когда возможна отмена усыновления. По истечении этого срока «разусыновление» должно быть невозможно, и отказ от воспитания усыновленного ребенка должен проходить по тем же правилам, что и отказ от воспитания кровного – через помещение в учреждение по заявлению и/или лишение родительских прав.

В первой категории, боюсь, дело именно что в личных качествах и плохой подготовке. Что значит "не сможем с ним жить"? "Истеричный плач" - повод для возврата? Просто пойти и купить лекарства на пару недель - никак? На крайний случай, вызвать Скорую, пусть везет в больницу, если правда так плохо.
Конечно, сопровождение нужно, и кого-то могло бы образумить, помочь пережить первый стресс, но инфантилизм сопровождением не исправишь.

Гостевой режим с маленькими - очень жестокая по отношению к детям вещь, как и "медицинские освидетельствования". То есть ребенка берут, возят по врачам, проверяют, не бракованный ли. А потом решают, надо такое или нет. А что он при этом думает и чувствует? Как они вообще ему все это объяснять будут, как в глаза смотреть?

Дни открытых дверей тоже весьма травматичная для детей практика. Тем более что поведение ребенка в учреждении может быть совсем не похоже на то, что будет дома, и немало отказов бывает как раз у "влюбившихся" в ребенка, увиденного случайно в учреждении.

К сожалению, не убедительно...
С большим вниманием читаю каждый ваш комментарий, но в этом случае мне не хватает ваших аргументов, чтобы согласиться.

(1) В первой категории я привела лишь самые последние письма. Опекун, которая взяла 2-летнего мальчика, пыталась приобрести лекарства, но они оказались довольно серьезные и только по рецепту, а назначать такие лекарства без полного обследования местные врачи были не готовы. Без рецепта лекарства можно было купить только по Интернету практически подпольно. Опекун на это не пошла, испугалась отравить ребенка. Я НЕ считаю, что опекун должна была проявлять особую смекалку и смелость в медицинских вопросах. Ответственность за комфортную "пересадку" ребенка с особыми потребностями из дома ребенка в семью опекуна несут исключительно органы опеки. И они с ней не справились.

Инфантилизм у приемных родителей бывает, конечно. Но не реже он бывает и у сотрудников органов опеки или детских домов. Только проявляется в более агрессивной форме.

(2) Я не предлагала гостевой режим с маленькими детьми. Напротив, я предлагаю создать комнаты гостиничного типа ПРИ домах ребенка, чтобы будущие родители могли участвовать в кормлении ребенка, в прогулках, побыть просто рядом в течение 2-3 дней, никак не тревожа ежедневного распорядка. Эта практика совершенно НЕтравматична для ребенка, что подтверждает опыт партнерских семей в Ленинградской области, где малышей в семьях временных опекунов навещают будущие усыновители. Вот тут статья об этом - http://namporadomoi.ru/rumain76/my-schastlivye-lyudi/

(3) В медосвидетельствовании в сопровождении сотрудника детдома и приемного родителя я тоже не вижу ничего аморального или эктраординарного для ребенка. Ошибки в диагностике детей-сирот (в т.ч. недобросовестные) очень распространены. Желание родителя понять, насколько серьезен диагноз или, напротив, не пропущено ли тяжелое состояние = это не "выбраковка", а просто желание правды. Чтобы как раз точно рассчитать свои силы. А что при этом думает и чувствует ребенок зависит исключительно от профессионализма сотрудников детдома. Объяснить это ребенку просто (если он вообще понимает такие тонкости): "Мы хотели бы проверить некоторые диагнозы, чтобы лучше понимать, какие процедуры или лекарства тебе могут понадобиться в дальнейшем". И это правда.

Кстати, если медосвидетельствование организует приемный родитель, то обычно оно проводится амбулаторно за 1-2 визита. А вот администрация детского учреждения нередко отправляет ребенка на неделю-другую в больницу, потому что так "проще".

(4) Насчет - "дни открытых дверей тоже весьма травматичная для детей практика" - не уверена, на чем основано это утверждение. Судя по отзывам родителей, текущая практика Дней аиста травмирует родителей не меньше: в "обычные" группы их не пускают, выводят несколько самых взрослых или самых тяжелых детей (остальные в Дне аиста не участвуют, поэтому гарантировано не могут получить "травм" от общения с внешними гостями), свободного общения не допускают.
Усыновление
На мой взгляд государство не отдаёт отчет своим действиям при усыновлении детей . Прочитав отзывы . Во всех случаях отказа первая причина обман государственных служб . Одной отдали ребёнка полностью больного , при этом государственные чиновники не обеспечили всем необходимым будущего члена новой семьи создав проблемы для опекуна и повесив на него ( неё ) груз ответственности за жизнь инвалида . Возвраты детей более поздние . Простите своего ребёнка можно поставить и в угол в воспитательных целях . Как опекунская служба смотрит на это. А С ЧУЖИМ КАК ? при усыновлении младенца почему в досье нет данных биологических родителей с характеристикой от полицейских , медицинских служб ? Может этот ребёнок родился от насильника и его биологическая мать не смогла решиться но то, что бы оставить себе этого ребёнка . Ведь он ей будет напоминать день насилия совершенного над ней. Тем самым наносить психологическую травму биологической матери .И Простите это в конце концов ГЕНЕТИКА ! Так же есть много программ по отбору ДЕТЕЙ У БИОЛОГИЧЕСКИХ РОДИТЕЛЕЙ которые являются алкоголиками , наркоманами, бездомными , преступниками и бог его знает может извращенцы разной ориентации, маньяки и насильники !
Усыновление более старшего возраста , почему нет данных . Прежде всего их бывшей семьи и , что он пережил ? Может против ребёнка совершали сексуальные насилия и по этому у него появилась психологическая травма на сексуальной почве , что уже говорит в будущем о его поведении и ориентации !
Во всех случаях при усыновлении детей из детских домов. Нет выбора между родителями и детьми по психологическим качествам . Почему не устроить 5-6 часовые знакомства будущих родителей как волонтёров работающих в течении месяца , в детском доме . Что бы они смогли не только увидеть детей , их увлечения , характер , узнать их и установить первый контакт . Но и окунуться в жизнь ребёнка ? Только после этого , каждый будущий родитель сможет подготовить себя психологически к усыновлению , выбрать себе ребёнка и нести за него ответственность . Так же ребёнок сможет себе выбрать родителя . Только так можно будет избежать первых возвратов . Ведь это не секрет , что дети выбирают так же как и взрослые . Есть персонал работающий внутри детских домов которые по своему любят одного , двух детей больше . Так же и дети один любит и слушается больше преподавателя по музыке , второй меньше но больше слушает преподавателя по физкультуре , третий вообще нянечку , четвертый директора , пятый садовника , шестой повара . Иначе говоря они сами выбрали людей по тем или иным психологическим характеристикам !