Olga_Mitireva_colour

О чем хотелось сказать на круглом столе в ГД (но во многом не получилось)

Сначала небольшое вступление, чтобы потом не пояснять сокращения. Социальный патронат (СП) - это не какой-то особый орган или учреждение, это просто упорядоченная деятельность органов опеки и попечительства (ООП) по реабилитации семьи, которая стоит на пороге потери ребенка. По замыслу разработчиков, приметив социально опасную семью, ООП устанавливает на ней СП, а именно, определяет перечень мер, необходимых для исправления ситуации - психологических, медицинских, правовых (например, получения субсидии по оплате коммунальных платежей), а потом предлагает семье заключить договор с теми специализированными организациями, которые эти услуги оказывают ("уполномоченные организации", или УО).

По этой теме на круглом столе мне хотелось сказать вот о чем (если тезисно):

1. Судя по аналитической записке, СП задумывается как нечто, восполняющее пробел между двумя крайностями: "простой" профилактикой без ясного плана и лишением\ограничением прав с изъятием ребенка.
Но почему вообще возник этот пробел? Почему не работает профилактика, предусмотренная действующим законом? Почему не спешат родители за помощью в "органы системы профилактики безнадзорности"? Надо сначала ответить на эти вопросы, а потом уже давать ООП новые полномочия по вмешательству в жизнь семьи. Ведь СП - это все та же профилактика, только под более красивым и емким названием...

2. Мне кажется, действующий закон о профилактике не работает потому, что -

(а) Закон ориентирован на "реабилитацию" ребенка в условиях закрытых учреждений, которые по определению заточены не на реабилитацию и адаптацию к нормальной жизни "на воле", а на изоляцию "трудных элементов". И поэтому совсем не помогает декларация (в законе), что в эти закрытые учреждения ребенок может поступить по заявлению родителей. Понятно, что на практике ни один адекватный родитель добровольно в такое место ребенка не отдаст. Поэтому систему надо максимально открыть. Не социальные "приюты", не центры "проживания несовершеннолетних" - а дневные приюты, социальные гостиницы, социальные няни, группы продленного дня и т.д. И тогда родителям будет не страшно обратиться туда за помощью (а не изоляцией ребенка в т.ч. и от собственной семьи).

(б) По действующему закону реабилитационные усилия всей системы профилактики безнадзорности координируют комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), создаваемые при органах исполнительной власти. Теперь часть этих функций предлагается передать ООП. Почему - разве КДН не справляются? Если так, то сначала надо понять, почему (см. п. (а) выше, возможно) - и исправить эти недостатки. Иначе они точно так же через какое-то время "догонят" и СП.

(в) В рамках СП сотрудникам ООП выпадает ответственная задача не только диагностировать "социальную опасность" формально благополучной семьи (не забудем, что СП адресуется тем семьям, в отношении которых нет оснований для лишения\ограничения прав), но и составить детальный и долгосрочный план ее реабилитации.

При этом у нас до сих нет профессии (а не просто должности) сотрудника органов опеки, социальных служб. Под "профессией" я имею в виду специалистов, которые до занятия должности в обязательном порядке сдают квалификационный экзамен, в дальнейшем проходят регулярные аттестации и курсы повышения квалификации, общаются на профильных конференциях. Бывает, конечно, что по счастливой случайности у сотрудника опеки обнаруживается педагогическое или психологическое образование, но как системное требование профильное образование и повышение квалификации отсутствует. Для сравнения: в США каждый год проходят общефедеральные съезды работников социальных служб, где выступают ведущие специалисты, психиатры, психологи, педагоги (в т.ч. частно-практикующие). У нас же даже нет ни базовых переводных изданий в этой области, ни собственных разработок, ни привычки (точнее, законодательного требования) допускать в эту профессию только специально обученных и проверенных специалистов.

Замечу, что приемные родители и усыновители, которые берут на себя ответственность в среднем за 1-2 детей, школа приемных родителей обязательна, а вот для сотрудников органов опеки, которые потенциально распоряжаются судьбой всех детей (а теперь уже - и родителей) своего района, даже рекомендательного пособия на тему семейного устройства, психологии сиротства и т.д. не выпущено.

В этой связи мне показалось любопытным, что уже несколько лет СП существует в качестве местного эксперимент в относительно небольшом количестве регионов. Но даже в таких благополучных регионах, как Москва, например, за 8 лет (с 2004 года) СП было охвачено не более двух сотен семей (т.е. это менее 2х семей на район!). Эти факты заставляют сделать следующие выводы: во-первых, для эффективной работы с семьей по долгосрочной программе совсем не нужен федеральный закон; при желании (и возможности, и правильной мотивации) отдельные органы опеки нашли все возможности проводить реабилитацию, аналогичную СП, по действующим законам. Во-вторых, прежде чем браться за "федерализацию" стоит подумать, почему этот эксперимент остался настолько узким даже в тех регионах, которые начали его по собственной воле, а не из-под "федеральной палки"... Может быть, ответ на этот вопрос кроется в подпункте (г) ниже...

(г) Что касается УО, которые и будут оказывать родителям разнообразные услуги в рамках СП, то их - по моему мнению - попросту нет. По крайней мере, в том масштабе и на том уровне, чтобы оказать адекватную поддержку всем нуждающимся семьям. Нет как с точки зрения недостаточного числа специалистов (штатной единицы "юрист" в собесах и ООП не существует, например; а в некоторых регионах очередь к психологу занята на 3 месяца вперед), так и с точки зрения общей подготовки и идеологии работы (например, ряд УО, выбранных для СП в Москве, базируется в детских домах - там ведь есть тоже свои социальные педагоги, видимо).

Я считаю, что нам нужен общефедеральный курс именно по семейному устройству, по психологии сиротства; нужен план по выпускникам-специалистам в этой области, чтобы через 4-5 лет было что предложить семьям в кризисе; нужна работа по реформированию детских домов (где сейчас воспитывается около 120,000 детей-сирот) в открытые для всех, высокопрофессиональные психологические центры дневного пребывания.

Интересно, что авторы законопроекта единственной статьей расходов видят повышение зарплаты сотрудника опеки и транспортные расходы на посещения "патронатных" семей- но не расширение или переподготовку штата УО, где и будет вестись основная работа по реабилитации семьи.

3. Получается, что хорошее в СП есть - но в чисто теоретическом пока смысле, потому что нет практической базы для его воплощения. Соответственно, остается один только репрессивный потенциал, когда СП может быть использован для преследования неудобных семей.

Вывод: если по политическим причинам невозможно вообще отказаться от обсуждения (и введения СП) сейчас, то надо хотя бы поставить срок вступления в силу с 2017 или 2020 года, чтобы успеть подготовить и программу подготовки\аттестации сотрудников ООП, и выпустить хотя бы один выпуск психологов.

Понятно, что за 3 минуты все это сказать не получилось. Я успела только высказать предложение о профессиональной аттестации сотрудников ООП и отсрочки введения закона в действие. К сожалению, оно было воспринято как радикальная мера, а возможности пояснить свою позицию у меня уже не было...