Ольга Николаевна Митирева

Право на ошибку или право на детство?


Замечаю следующую тенденцию в воссоединении ребенка с кровной семьей.

Если речь идет о возвращении ребенка кровным родителям, органы опеки порой настроены на то, чтобы воссоединение состоялось буквально любой ценой. Например, толкают биородителей подать заявление о восстановлении в правах и активно поддерживают в суде, даже если родитель явно не готов воспитывать детей. Или дают согласие на признание отцовства по одностороннему заявления предполагаемого отца, о котором ничего не было известно несколько лет после рождения ребенка. Или выражают готовность вернуть ребенка в родную семью сразу после освобождения отца или матери из мест лишения свободы, не потрудившись проверить готовность родителя к «мирной жизни», да еще и с ребенком, которого не видел несколько лет.

История Ольги Д., август 2014 года (Татарстан)

Мы из Казани. У нас под опекой мальчик, мать ребенка находится в местах лишения свободы, родительских прав не лишена. Органы опеки нас предупредили, что в ноябре она освобождается. Везти ей ребенка некуда (у матери нет жилья), но органы опеки говорят: «Пока отдадим, а потом посмотрим и, может, заберем обратно». Вот такие эксперименты ставят над детьми. Правомерно ли это?

История Марины Г., август 2013 года

Я с января месяца по настоящее время не получаю никакого пособия на приемного ребенка. Ее родной папа вышел из тюрьмы на год раньше, и с нами тут же расторгли договор о приемной семье и перестали платить, хотя папа нам никак не помогает и ребенка забирать не собирается. ООП говорят, что ребенок должен находиться в детдоме, пока не решиться вопрос, будет ли она жить с отцом. Но пока, слава Богу, у меня ребенка не отобрали и не отправили в детдом. Если это по закону, то я считаю, что такие законы жестоки и ненормальны. К кому мне обратиться, что бы кто-то обратил внимание на эту ситуацию и пересмотрел такие законы?

Возможно, причина в том, что «увеличение численности детей, родители которых восстановлены в родительских правах или в отношении которых отменено ограничение в родительских правах, численности родителей, восстановленных в родительских правах, родителей, в отношении которых отменено ограничение в родительских правах», а также «увеличение численности детей, возвращенных в родную семью» приняты на федеральном уровне как официальные показатели эффективности работы органов опеки и попечительства.

При этом под «возвращением в родную семью» понимается, судя по всему, возвращение именно кровным родителям. Ведь передача ребенка на воспитание другим кровным родственникам – совершеннолетним братьям или сестрам, тетям, бабушкам и дедушкам – редко вызывает такой же энтузиазм у сотрудников органов опеки и попечительства. Видимо, возврат в родную семью в более широком смысле просто «не засчитывается» как показатель эффективной работы ООП.


История Наталья, декабрь 2013 (Алтайский край)

Моего брата ограничили в правах, а его жену лишили родительских прав. Суд был 27 ноября, а двумя днями раньше мы подали заявление с заключением на опеку над племянниками. Прошло уже ровно три недели как мы подали заявление, нам до сих пор не выдают разрешение. Я боюсь, что дети на каникулы еще могут в приюте остаться. Говорят, что до сих пор не пришли документы из суда (суд прошел в городе в 16 км от нашего), и статус у детей не установлен якобы, и вообще без этих документов они никак не могут дать опеку нам. Прошу, давайте оформим временную опеку и будем спокойно ждать эти документы из суда, на что мне ответили, что временную опеку дают только людям, которые проживают на этой же территории, а мы живем в другом регионе (в 16 км от города, где живут дети). Что Вы скажите, как нам лучше поговорить с опекой и как лучше действовать сейчас?

История Яны А., апрель 2015 года

Очень нужна помощь. В семье трое детей, я старшая сестра, родители умерли, у младшей я была опекуном. Сейчас мне 27, ей 21, живем отдельно: я с мужем и маленькой дочкой у свекра в двушке, сестра снимает, она учится. У нас порядочная семья, я в декрете. Но своего жилья нет, мой муж – автослесарь у частника. У нас есть сводный брат, ему 13 лет, он в приемной семье в районе живет, там еще много приемных детей. Приемная мать больна раком и запрещает нам видеться, и опека говорит, что будет так, как она скажет. Сам ребенок постоянно звонит и просит, чтобы мы его забрали. Мы общаемся в соцсетях. Я не могу, сердце сжимается, я ничего ему не обещаю, чтоб не обнадежить, но все же хочу узнать. Я хочу забрать брата к себе, но согласится ли опека? Нашей опеке совсем неохота ничем заниматься, и правды там не добьешься.

История Анны И., декабрь 2013 года (г. Москва)

Очень нуждаюсь в Вашей консультации. Дело в том, что на днях моя мать призналась, что в 2004 году родила и отказалась от ребенка в московском роддоме. При этом она предоставила в роддом паспорт и ребенку дала свою фамилию. Я позвонила в органы опеки, а моя сестра туда еще и ходила. В опеке нас встретили с ироничной ухмылкой и вопросом, зачем вам это надо, а может она давно в Америке живет? Хотела оставить свои данные, на всякий случай, мало ли что, может от нее откажутся приемные родители или еще какой форс мажор, что бы со мной связались. Мне сказали, что в личное дело записать мои данные нельзя, на вопрос, а как же тогда она сможет меня найти или если она опять будет в детском доме, чтобы мне сообщили, сказали, что если от ребенка отказываются, то он попадает в базу данных, там ее и ищите. Что делать, куда обращаться, как аргументировать, помогите пожалуйста советом.

История Татьяны М., май 2014

Год назад племянница мужа родила ребенка, хотела оставить в роддоме, т.к. у нее очень трудная жизненная ситуация, это ее третий ребенок. У нас трое своих детей, но мы забрали этого ребенка под безвозмездную опеку. Сейчас у нас тяжелое финансовое положение, муж получает «голый» оклад 6,000 рублей плюс 5,000 рублей на содержание подопечного ребенка, живем в съемном жилье. Мы обратились в органы опеки, чтобы перейти на возмездную форму воспитания, так как нам очень тяжело, но нам отказывают, более того, предлагают написать отказ от ребенка, «он вам обуза, зачем вам чужой ребенок, мы малоимущим детей не даем, у нас стоят на очереди семейные пары на усыновление с зарплатой 50,000 рублей, не чета вам». Подскажите, что нам делать дальше? Ведь мы родственники, ребенок уже год у нас, и мы не хотим, чтобы он ушел в другую семью!

(Отмечу "на полях" - позиция органов опеки удивительна. Получается, органу, задача которого - обеспечить семейное устройство каждого ребенка-сироты, проще перевести ребенка в детский дом, где его ежемесячное содержание обходится федеральному бюджету минимум в 50,000-70,000 рублей (это официальные данные), чем заключить с тетей договор о создании приемной семьи и доплачивать несколько тысяч рублей в месяц из регионального бюджета в качестве заработной платы... Просто федеральный бюджет - это как бы ничье (хотя вообще-то мы все туда вкладываемся), а отрывать от регионального бюджета "больнее"...)

История Екатерины, июль 2015 года

Здравствуйте! У нас такая ситуация: родная сестра моего гражданского мужа в роддоме отказалась от ребенка, бабушка тоже написала отказ. Мы с мужем хотим удочерить девочку, но органы опеки утверждают, что собираются ставить ребенка в общую очередь, так как: 1) они не могут отдать новорожденного ребенка мужчине (мы живем в гражданском браке) 2) мы не являемся близкими родственниками ребенку (юридически конечно я вообще никем не являюсь, к сожалению). Как нам быть в данной ситуации? С какими законами нам необходимо ознакомиться?

(Утверждения ООП не соответствуют закону:
1) усыновителем может быть гражданин РФ любого пола, главное, чтобы он не был лишен прав, ограничен в дееспособности и т.п.

2) действительно, ваш муж не является близким родственником согласно ст. 14 СК РФ, но он является родственником, который по закону имеет приоритет перед кандидатами "из очереди",
3) дядя может уже сейчас подать заявление о предварительной опеке над племянником, она устанавливается на время сбора документов на усыновление).
Получается, что вопреки всем декларациям, приоритетом пользуется
не право ребенка на стабильную и благополучную семью (в т.ч. родственную),
а право биологических родителей на «ошибку», на «второй шанс» и тому подобное.

Но то, что для взрослого «всего лишь» три года бурной жизни, для новорожденного – критический возраст, когда закладываются основы восприятия, познания, взаимодействия с другими людьми (имею в виду возраст от 0 до 3 лет).

Кстати, именно этим «священным» правом биородителя «уйти в загул», не потеряв право на воспитание ребенка, депутат Худяков оправдывал предложение буквально «припарковывать» детей в детские дома без права передачи под опеку или в приемную семью на все время нахождения биородителей в местах лишения свободы.

Это же негласное право объясняет феномен «родительских детей», которых родители передали в детский дом по заявлению на несколько месяцев или год, а потом это заявление регулярно продлевают.


История Ксаны С., октябрь 2013 (Н. Новгород)

В ноябре 2012 года дети были изъяты из семьи, до мая 2013 года мать не появлялась и детьми не интересовалась, а потом пришла в дом ребенка и написала заявление о временном оставлении детей в доме ребенка сроком на один год. В итоге на октябрь 2013 года дети почти год находятся в учреждении. Со слов оператора банка данных и сотрудников дома ребенка мама периодически ходит, навещает, поэтому дети «родительские» и не подлежат семейному устройству. Получается, чтобы забрать детей, нужно ждать до июня 2014, когда закончится срок временного помещения в ДР. Только после этого возможно лишение родительских прав. Но этот срок это же целая вечность для детей (сейчас им 2 г. и 3 мес, на тот момент будет почти 3 года, из них 2/3 проведены в учреждении, это же куча утерянных возможностей для детей!).

История Инны, 2013 год

Я волонтер в детдоме. Мне известно, что в детдоме живет ребенок, помещенный туда матерью по заявлению «на год». Сведений в базах данных региональной и федеральной о нем нет. Директор сказала, что органы опеки «ищут мать, пока найти не могут». Суд по лишению ее прав будет еще через полгода, если мать не найдут. А если найдут, то она может продлить заявление. Ребенку нет и четырех лет, конечно, он имеет все шансы обрести семью. Я даже нашла потенциального опекуна, но «сражаться» с органами опеки у нее желания нет. Что можно сделать в такой ситуации, подскажите, пожалуйста. (через девять месяцев) Срок заявления истек в августе, мать ни разу не появилась, заявление не продлила. Однако, на мой вопрос, отдадут ли ребенка под опеку, замдиректора категорично сказала, что "НЕТ, т. к. ребенок не статусный, родительский, отдадут только когда решение суда вступит в силу. Это будет примерно через 5-6 месяцев". Оказывается, органы опеки самостоятельно продлили заявление и пребывание в детдоме «как находящемуся в тяжелой жизненной ситуации». Регопрератору они анкету не передают.

Да, право на ошибку и на второй шанс никто не отменял. Но нам свойственно неправильно интерпретировать это «право на второй шанс». Оно не в том, что все можно «отмотать назад, как будто ничего и не было» (а если убит или покалечен человек, например?). Второй шанс заключается лишь в том, чтобы не повторять ошибку в схожих обстоятельствах. Например, когда родится второй ребенок.

А тот первый, на детство которого выпал период родителького «поиска себя» – в алкоголизме, бродяжничестве или тюрьме, – должен иметь свое право на второй шанс. То есть на полноценное детство. В другой семье.
  • Current Location: Москва
  • Current Music: https://www.youtube.com/watch?v=_SPeLafe_o8