Ольга Николаевна Митирева

Снова о разлучении братьев и сестер

brother_sister_1.jpg

В продолжение размышлений на тему кровных связей между детьми-сиротами.

Вот еще один случай из практики, иллюстрирующий, что давно назрела потребность обсудить (хотя бы внутри профессионального сообщества) принципы устройства в семью (семьи) братьев и сестер. И договориться о самых базовых правилах разлучения или, наоборот, объединения братьев и сестер в рамках одной замещающей семьи.

История Татьяны, январь 2016 (Свердловская область):

У нас приемная семья, приняли мы троих ребятишек. Старший с нами уже два с половиной года, младшие два года. 15 января мы получили заключение о возможности стать родителями еще двум детям. Приехав вставать на учет в отдел опеки, в котором забирала старшего сына, была огорошена новостью о том, что в 2015 году его мать родила девочку и девочка передана под опеку в июне месяце. Спросила: неужели нельзя было проинформировать нас о том, что девочка осталась без попечения и узнать наши возможности в ее принятии в нашу семью, чтобы не разлучать кровных детей, пусть и не имеющих cведений друг о друге (тем более дела ведет один и тот же специалист)?
Ответ начальника отдела: «Когда вашему приемному ребенку исполниться 10 лет, мы будем вынуждены считаться с его мнением по устройству детей, рожденных его матерью, но пока, т.е. еще четыре года, всех, кого она родит и оставит, мы будем определять по своему усмотрению». Как опекуны мы не имеем приоритета особого, так получается? Но года подскажите, неужели нет никакого регламента о том, как должны действовать работники опеки в таких случаях, когда дети не знакомы, но они кровные родственники?
Кстати, в отношении приемной дочери, которую мы нашли в той же опеке, нам пришлось ждать дополнительно два дня распоряжения, чтобы специалист могла получить согласие или отказ на ее принятие от опекунов ее старшей сестры, которая уже находилась в семье.


Утверждение начальника отдела опеки о том, что при устройстве детей необходимо учитывать мнение их братьев или сестер, достигших 10 лет, не соответствует семейному законодательству РФ. Точнее, это мнение основано на неверном толковании закона: согласие ребенка, достигшего 10 лет, необходимо при устройстве в семью самого этого ребенка
.

Судьбу своих братьев и сестер несовершеннолетний ребенок решать не правомочен, это исключительная прерогатива органов опеки. Прямой обязанности выяснять, готовы ли опекуны старшего ребенка принять его младшего брата или сестру, на сотрудников органов опеки не возложено, но по смыслу и духу семейного законодательства сотруднику органов опеки, безусловно, следовало сначала узнать, нельзя ли устроить ребенка в ту же семью, где воспитываются старшие дети.

Так что в случае Татьяны я, к сожалению, вижу «гремучую смесь» из правовой неграмотности и банального равнодушия к детской судьбе.

Парадоксально, но та же «гремучая смесь» приводит к отказу «разлучить» братьев и сестер, которые воспитываются в разных детдомах, если кандидат в опекуны хотел бы принять в семью только одного из них. По логике некоторых сотрудников ООП, детдома хоть и разные, но входят они в одну систему государственных организаций для детей-сирот, поэтому "по отдельности" передать детей из этой системы в семьи граждан нельзя - это тождественно "разлучению".