Ольга Николаевна Митирева

Дух закона

citaty-o-professionalisme_1.jpg

Естественное всегда просто. Например, любить и воспитывать собственного ребенка – естественно, а поэтому просто и понятно.

Но если естественный сценарий дает сбой, приходится прилагать особые усилия, чтобы вернуть всю систему в норму – или почти в норму.

Например, бывает так, что родитель начинает морально или физически уничтожать собственного ребенка. Это чрезвычайный сбой естественного хода вещей. Чтобы вернуть ребенку детство в изначально простую систему
, помимо ребенка и кровного родителя, входят сразу несколько новых элементов: (1) органы опеки и попечительства, (2) организация для детей-сирот, где ребенок должен получать адекватную замену родительской заботы, (3) возможно, и замещающие родители. При этом даже если кровные родители лишены прав, они продолжают влиять на всех остальных участников через тот тяжелый психологический «багаж», который обычно несет приемный ребенок.

Чем сложнее система, тем больше умений требуется для успешного управления ею, тем деликатнее должны быть настройки. В ситуации выявления и семейного устройства детей-сирот таким регулировщиком должны выступать органы опеки и попечительства, так как именно они обладают самыми широкими полномочиями по защите прав ребенка. А защищать эти права им помогали бы специалисты центров семейного устройства (именно они должны бы занять место классических детдомов) и профессиональные приемные родители (то есть специально подготовленные, сопровождаемые и уважаемые за свои умения и за свой труд).

Именно поэтому я так часто (и нудно) пишу о профессионализации семейного устройства – а точнее, про необходимость профессиональной подготовки и регулярного повышения квалификации для сотрудников органов опеки.


И подготовка эта должна касается не только процедурной части (какие документы необходимы для выдачи заключения, как определить статус ребенка на различные формы семейного устройства и т.п.), но и педагогических, психологических и даже философских аспектах семейного устройства.

Что такое нарушение привязанности? Как ребенок переживает изъятие даже из неблагополучной семьи? Почему важно «пересаживать» ребенка между семьями (в т.ч. из приемной в кровную) поэтапно и постепенно, как пересаживают хрупкий цветок? Что вообще понимать под «интересами ребенка» при первых, весьма шатких, признаках восстановления кровной семьи: необходимость вернуться к кровным, но пока малознакомым, родителям и строить отношения с ними заново или право ребенка на стабильное и предсказуемое детство с родителями, генетически не родственными?

Но если вместо профессиональных знаний и регулярной подготовки и обмена опыта с другими профессионалами есть только осознание служебного всемогущества и не самый высокий уровень общей культуры, то получается вот что:

Письмо от июня 2015 года, Омская область:

В 2009 году я взяла под опеку брата и сестру. Дети были очень маленькие: Никите 2 года 10 мес., а Олесе 7 месяцев всего. Олеся ничего не умела: ни головку держать, ни переворачиваться, вес 5 кг. К трем годам она догнала своих одногодок в развитии и перегнала. Кровная мама нас «баловала» своим присутствием три раза в год: на день рождения к детям и на Новый год приезжала.

В 2014 году
[то есть когда детям было уже 8 и 6 лет – прим. О.М.] она решила восстановиться в правах. Подала в суд. Мы с ней судились целый год. Опека защищала ее права, а мнение детей не учитывалось никоим образом: «Мама хочет, заберем любым путем». Мама закодировалась, вышла замуж, родила ребенка, устроилась на работу только в прошлом году. [13 мая 2015 года – прим. О.М.] Омский областной суд восстановил ее в правах, но детей оставил у меня, т.к. по заключениям психологов контакта у нее с детьми нет.

Это было 13 мая, а 12 июня приехали представители органов опеки с родной бабушкой детей и поставили меня перед фактом: «Опека с вас снята, теперь опекуном является бабушка». Почему, на каком основании они сняли с меня опеку? Сказали: «Собирайте детей, мы их забираем, вы теперь никто». У детей была истерика, они плакали, а бабушка сказала: «Ничего, поплачут и перестанут». Мне сказали: «Если вы их сейчас не соберете, мы вызовем полицию и заберем и Свету (мою старшую приемную дочь)». Ну разве так можно делать?

Как мне быть в данной ситуации? Я могу забрать детей обратно? Они меня очень любят, потому что за 6 лет они другой мамы и не знали. Это для них тяжело. Они звонили, пока был телефон: «Мама, когда ты заберешь нас отсюда?» Теперь не звонят, телефон у них забрали. Я не знаю, как они там. В том доме даже книг нет. Как дети там будут развиваться? Душа болит за них. Помогите, пожалуйста, чем можете. Мне нужен грамотный совет, поэтому я обращаюсь к Вам, как к опытному юристу.


К сожалению, даже самый опытный юрист не может помочь там, где не хватает государственной воли. В описанном случае были соблюдены все формальные процедуры – но при этом грубо нарушен смысл и замысел семейного законодательства. Такие пробелы решаются не новым законом или процедурой, а исключительно профессионализацией семейного устройства, и прежде всего – сотрудников органов опеки и попечительства.