Ольга Николаевна Митирева

Закрытые системы

rabochaya-poezdka-v-tihvinskiy-rayon_187-1-18978912.jpg   jail-kuala-lumpur-2.jpg

Maison-de-retraite-11.jpg

Любая закрытая система порождает злоупотребления. Любая. И люди, которые эту систему обслуживают, принципиально ничего изменить не могут – пока система остается закрытой для общественного присутствия, участия и контроля. Озвереют все, даже самые достойные и хорошие, только в чуть разной форме и с чуть разной скоростью.

Во что превращается закрытый от общественного контроля реабилитационный центр для «домашних» детей-инвалидов (особенно интересной мне показалась позиция директора центра, о которой отзывались как об очень приличном человеке).
Во что превращается врачебный долг в отношении ребенка, у которого нет внешнего представителя.
Во что превращается приют для бездомных животных, не испытывающий недостатка в финансировании, НО закрытый для общественного контроля.

Поэтому «реформировать» закрытые системы бессмысленно. Их нужно "открывать" через принципиальный отказ от закрытых форм воспитания, реабилитации, коррекции.

Вместо детских домов  – центры патронатного воспитания и сопровождения.

Вместо психоневрологических интернатов – «центры сопровождаемого проживания, тренировочные квартиры, специальные поселения, творческие мастерские, и образовательные проекты, которые учат людей с инвалидностью отстаивать свои права и самостоятельно организовывать свою жизнь» (
проект "Квартал Луи"). А можно и так.

Вместо домов престарелых –
открытые социальные кварталы.

Вместо тюрем – центры ресоциализации, особенно в отношении малолетних осужденных. Вот несколько экстремальный, на российский взгляд,
пример такого центра в Норвегии, где отбывают наказание самые тяжкие преступники - но именно эта тюрьма дает самый высокий показатель «перевоспитания»: повторное преступление совершают только 16% отбывших наказание на острове Бастой.