Ольга Николаевна Митирева

Бессмысленная жестокость

04901006.jpg

Было время в юности, когда мне казалось, что любые испытания человека закаляют. Вспоминались трудные годы в яслях и детском саду района Чертаново, где мы жили тогда с родителями. Меня-то они явно закалили. Но, позврослев, я поняла: закаляют только необходимые, вынужденные испытания и лишения. И самые полезные уроки они приносят, если их проходишь осмысленно, трезво – и получая духовную поддержку доброжелательных близких. Например, уход за неизлечимо больным и дорогим тебе человеком. Или неизбежная разлука ради общей важной задачи. Или боль от сострадания чужому горю.

А вот страдания, порожденные чьим-то равнодушием, душевной тупостью и ленью, никого не закаляют и ничему не учат. Они только ломают – причем и того, кто их причиняет, и того, кто им подвергается.

Поэтому я называю такие страдания бессмысленными. Например, страдание униженного ребенка. Или страдания, причиненные бытовым хамством. Тупая душевная боль, которая забирает жизненные силы, не принося ничего взамен. Вот как выглядит мир, где бессмысленные страдания стали нормой жизни:

История Ольги, март 2016 года (все переживания, созданные рукотворно, подчеркнуты мною)

Со дня получения направления на ребенка, 3 февраля, я лично видела ребенка два раза. За что я благодарна его лечащему врачу. Он лечит в отделении недоношенных, там есть строгие правила. К детям не пускают никого, даже матерей. Пока ребенок там, информацию о нем можно узнать только у лечащего врача (остальные молчат, как рыбы) и посетить ребенка через окно (отделение на первом этаже).
Мне последние раз двадцать (я прихожу почти каждый день) ребенка показывают на 10-15 секунд, когда я прошу не уходить, игнорируют. Последние дней десять врач ко мне вообще не выходит, передают, что она занята и не выйдет сегодня
.

Поначалу у ребенка все было нормально (так она говорила), но потом стали появляется проблемы то с печенью, то с глазами (сегодня должны повести в город К. на операцию). Я пыталась ознакомиться с личным делом ребенка, но получила отказ. 11 марта наконец случайно встретила врача, она мне сказала, что пришли анализы на инфекции и все просто ужасно и я вам очень не советую усыновлять, вот если свой, уже ничего не сделаешь, а тут… В общем, довела меня до слез и нервного срыва. Дома, успокоившись, я поняла, что действует она, видимо, из корыстных побуждений.

Я хотела узнать какие у меня права в этой ситуации. Должны ли они меня ознакомить с личным делом ребенка, когда суд признает меня матерью? Можно ли добиться этого сейчас? После признания меня матерью, могу ли я отказываться от лечения или анализов, проводимых ребенку, или вообще забрать его оттуда? Если да, то как? Они утверждают, что даже после признания меня матерью, ребенок будет находиться в отделении столько, сколько нужно. Боюсь навредить малышу своим напором или бездействием!! Пожалуйста, помогите.


Если дистиллировать объективные трудности, их окажется немного. Почти все мучения, описанные в этом письме, такие же бессмысленные, как и жестокость, их породившая. Но от этого не менее острые и изматывающие.

И всегда вопрос, за скобками: неужели тот, кто причиняет другому такие вот бессмысленные страдания,
может спокойно идти по жизни дальше, зная, что от его небрежного слова, случайного решения, мелкого малодушия мучается сейчас кто-то по-настоящему, до слез..? Неужели не чувствует, что все это ненужное горе обязательно должно вернуться, просто ради мирового равновесия…?