Olga_Mitireva_colour

Старшая сестра и трое дошкольников, или короткая история с хорошим концом

Переписку ниже я решила опубликовать для иллюстрации двух тезисов, о которых в конце поста. Сначала было вот это письмо, которое я получила в июле 2013 года:

Ольга, здравствуйте!

… У нас сложилась такая ситуация. Есть трое деток дошкольного возраста, брат и две сестры. Дети хорошие, симпатичные, относительно здоровые, и, несмотря на то, что их трое, у них есть шанс найти одну любящую семью, как нам кажется. У детей есть статус на усыновление.

Но недавно объявилась старшая сестра этих детей, молодая девушка. И заявила, что она категорически против устройства этих детей в семью - ни порознь, ни вместе, никак вообще. При этом речь о том, чтобы она их забрала к себе, не идет, она, по словам сотрудника опеки, «еще не встала на ноги».

Представитель опеки настоятельно просит нас заблокировать анкеты детей в банке данных, поскольку идет много звонков по ним, а теперь появилась сестра, и они должны учитывать ее мнение, тем более что это шанс сохранить биологическую семью. С сестрой будут работать, по ее словам. Но совершенно неясно, когда и соберется ли вообще сестра забирать детей, и получается, что реальные шансы детей на приемную семью, особенно необходимую в таком возрасте, когда еще можно реабилитировать от системы, испаряются...

Скажите пожалуйста, есть ли у опеки и сестры какие-то законные основания так поступать? Конечно, биологическая, родная семья у нас в приоритете, это законно, но, повторюсь, нет речи о скором возврате детей домой из учреждений. В общем, как Вам как юристу видится данная ситуация? Вряд ли мы сможем оказать влияние на опеку, но хотелось бы хотя бы понимать все нюансы. Большое спасибо и извините за такой длинный рассказ.

С большим уважением, Е.

Я ответила, что, по моему глубокому убеждению, позиция ООП – «они должны учитывать ее мнение, тем более что это шанс сохранить биологическую семью», но за счет права младших детей на семейное воспитание - неправомерна и просто несправедлива по отношению к младшим детям, их интересам и правам. Предложила составить официальное заключение специалиста по семейному устройству с разъяснениями по ситуации, анализом семейного законодательства РФ и моей личной трактовкой, какой выход был бы самым законным и правильным с учетом интересов всех сторон.


Заключение
о возможности семейного устройства детей
вопреки предпочтениям биологических родственников

На ваш вопрос от ... июля 2013 года, полученный через службу «Вопрос-ответ» сайта правовой помощи www.adoptlaw.ru, - (тут цитировался текст письма, приведенный выше) - сообщаю следующее:

(I) Право ребенка на семейное воспитание и на общение с родственниками

Согласно п. 2 ст. 54 Семейного кодекса РФ (СК РФ) каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, «насколько это возможно», право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Также, «ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками» (п. 1 ст. 55 СК РФ).

Таким образом, в СК РФ закреплены два вида прав ребенка: во-первых, на семейное воспитание («насколько это возможно» - т.е. в различных его формах), и, во-вторых, на общение с биологическими родственниками. При адекватном функционировании родной семьи оба эти права реализуются в ее рамках и друг другу не противоречат. Ситуация меняется при утрате ребенком родительского попечения.

В соответствии с п. 1 ст. 121 СК РФ при утрате родительского попечения защита прав и интересов ребенка возлагается на органы опеки и попечительства (далее, «ООиП»). В частности, ООиП выявляют таких детей, ведут их учет и избирают формы их устройства, исходя из конкретных обстоятельств утраты родительского попечения и руководствуюсь семейным законодательством РФ. Что касается соотношения права ребенка на семейное воспитание и его права на общение с биологическими родственники, при утрате родительского попечение оно меняется следующим образом: право ребенка, лишенного родительского попечения, на семейное воспитание получает безусловный приоритет. Так, согласно п. 1 ст. 123 СК РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание прежде всего в семью (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство, в приемную семью либо в патронатную семью), и только «при отсутствии такой возможности временно, на период их устройства на воспитание в семью», передаются в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Право ребенка-сироты на поддержание контактов с биологическими родственниками признается важным, но при соблюдении определенных условий:

Во-первых, в отношении несовершеннолетних братьев и сестер действует право на совместное воспитание, но оно отнюдь не абсолютно. Так, когда это отвечает интересам братьев и сестер, возможно как усыновление, так и передача под опеку разным лицам (п. 3 ст. 124 и п. 5 ст. 145 СК РФ). В частности, это возможно, если, например, дети не осведомлены о своем родстве, не проживали и не воспитывались совместно, находятся в разных детских учреждениях, не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья (п. 13 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 8).

Во-вторых, в отношении совершеннолетних родственников (включая совершеннолетних братьев и сестер) закреплено право ребенка на общение, кроме тех случаев, если такое общение не отвечает интересам ребенка (п. 5 ст. 148.1 и п. 2 ст. 152 СК РФ) либо передачи ребенка на усыновление.

Этот вывод поддержан и в разъяснениях Министерства образования и науки РФ по вопросам защиты прав и интересов детей-сирот. В частности, в п. 1 Рекомендаций по совершенствованию деятельности организаций для детей-сирот, утв. Письмом Минобразнауки РФ от 18.06.2013 № ИР-590/07 (далее, «Рекомендации»), подчеркивается, что законодательство РФ устанавливает «безусловный приоритет семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей», поэтому вопрос о помещении ребенка под надзор в государственное учреждение должен рассматриваться ООиП «только в случае, если оперативно устроить ребенка в семью, в том числе под предварительные опеку или попечительство, не представляется возможным», и нахождение ребенка в государственное учреждение «необходимо, насколько это возможно, использовать в качестве временной меры».

(II) Есть ли у биородственников ребенка-сироты полномочия давать согласие или, соответственно, запрещать передачу ребенка на усыновление, под опеку или в приемную семью?

Семейное законодательство РФ предусматривает закрытый перечень лиц, чье согласие необходимо для передачи ребенка-сироты на семейное воспитание. В частности, для усыновления ребенка необходимо согласие (ст.ст. 129-133 СК РФ; п. 1 ст. 271 и ст. 272 ГПК РФ):
- биологических родителей (но не других родственников) ребенка; если на момент дачи согласия биородители не достигли 16 лет, то необходимо также согласие их законных представителей (кроме тех случаев, когда согласия биородителей на усыновление не требуется);
- опекунов (приемных родителей, руководителей воспитательных учреждений), если усыновляемый ребенок находится под опекой (в приемной семье, в воспитательном учреждении);
- самого усыновляемого ребенка, если ему исполнилось 10 лет; и
- супруга(и) усыновителя, если ребенок усыновляется одним из супругов.

Для передачи ребенка под опеку или в приемную семью необходимо согласие (п. 4 ст. 145 СК РФ; п. 4(ж) Правил подбора, учета и подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями, и п. 9 Правил создания приемной семьи, утв. Постановлением Правительства РФ № 423):
- совместно проживающих совершеннолетних членов семьи кандидата в опекуны или приемные родители; и
- самого ребенка-сироты, достигшего возраста 10 лет.

Семейное законодательство РФ закрепляет за биологическими родственниками ребенка-сироты лишь преимущественное право на прием ребенка в семью, но распространяется оно только на близких родственников ребенка, к которым согласно ст. 14 СК РФ относятся бабушки и дедушки, а также совершеннолетние братья и сестры ребенка (п. 5 ст. 10 ФЗ РФ «Об опеке и попечительстве»). Важно отметить, что преимущественное право  действует только в тех случаях, когда намерение близкого родственника подтверждено конкретными формальными действиями по приему ребенка в семью: получение заключения о возможности быть замещающим родителем, подача заявления с просьбой назначить опекуном ребенка.

Таким образом, семейное законодательство РФ не предоставляет биородственникам ребенка-сироты (кроме самих биородителей и/или их законных представителей, и то не во всех случаях) права давать согласие и, соответственно, препятствовать устройству ребенка-сироты на семейные формы воспитания. Биородственники ребенка имеют преимущественное право на прием ребенка-сироты в свою семью, но если реализовать это право оказывается невозможно (в силу нежелания родственников или объективных причин), запретить передачу ребенка на воспитание в другую семью они не вправе.

Не случайно в п. 5.2 Рекомендаций сказано буквально следующее: «К числу приоритетных прав детей, находящихся в организациях для детей-сирот, относится право каждого ребенка жить и воспитываться в семье (ст. 54 СК РФ). Реализация указанного права обеспечивается посредством создания условий для возврата детей, оставшихся без попечения родителей, в родную семью, а при невозможности воссоединения семьи – условий для устройства детей на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство), в том числе в приемную или патронатную семью)».

(III) Возможно ли соблюсти право младших сиблингов на семейное воспитание и при этом дать старшей сестре реальную возможность принять их в свою семью в ближайшем будущем?

Согласно описанию, у младших сиблингов есть статус на все формы семейного устройства, включая усыновление. При этом, как было сказано выше, старшая сестра не имеет законных прав препятствовать устройству младших сиблингов в другую семью (в т.ч. их усыновлению), если сама не готова обеспечить их семейное воспитание.

Возможно, желание ООиП приостановить поиск замещающей семьи для младших детей связано с ожиданием, что по истечении разумного срока (от 6 до 12 месяцев) старшая сестра устроится на работу, найдет благоустроенное жилье и официально выразит желание воспитывать младших сиблингов. Надежды на восстановление биологической семьи совершенно понятны, однако следует избегать ситуации, когда все то время, пока старшая сестра реализует свой шанс «встать на ноги», младшие сиблинги ожидают ее возвращения (к сожалению, отнюдь не гарантированного) в государственном учреждении. На этот период возможна передача детей на т.н. «открытые» формы семейного устройства – т.е. под опеку (попечительство), в приемную семью или на патронат (если он действует в соответствующем регионе).

Дело в том, что – в отличие от усыновления –

  • на опеку (попечительство) и приемную семью не распространяется тайна усыновления;

  • опекун (попечитель) и приемный родитель не имеют право изменить ФИО подопечного ребенка, место и дату его рождения, сведения о родителях;

  • опекун (попечитель) и приемный родитель не вправе препятствовать общению подопечного ребенка с его родственниками, за исключением случаев, если такое общение не отвечает интересам ребенка (см. выше);

  • наконец, при возможном воссоединении подопечного с его биологической семьей ООиП вправе освободить опекуна (попечителя) от исполнения им своих обязанностей либо расторгнуть договор о создании приемной семьи.

Очевидно, что приоритет при этом следует отдавать тем семьям опекунов или приемных родителей, которые готовы принять троих младших сиблингов вместе.

Если по истечении указанного срока (6-12 месяцев) старшая сестра будет по-прежнему не готова, морально или социально, к воспитанию троих младших сиблингов, их опекунам или приемным родителям следует предоставить возможность усыновить младших детей. Согласно п. 1 ст. 124 СК РФ усыновление остается приоритетной формой семейного устройства детей-сирот, так как именно оно дает гарантии наиболее стабильного устройства детей-сирот с полным уравнением их в правах со своерожденными детьми.

С уважением,
Ольга Митирева



Через несколько дней Е. написала:

Ольга, здравствуйте!

Большое спасибо за документ, он действительно очень внятно и хорошо составлен, одно удовольствие читать. Я говорила и с руководством, и даже связалась с региональным оператором того региона - там специалисты рассказывают, что сестра навещает младших детей и активно их настраивает против других семей. Сама она заявляет, что возьмёт ребят к себе, но когда это произойдёт, как Вы и написали, сказать сложно. Региональный оператор и опека готовы получить Ваш комментарий, возможно, на его основании они будут ещё раз разговаривать со старшей сестрой, убеждать ее, что дети могут быть временно устроены в семью. Посмотрим, что получится. Я буду следить за ходом событий и обязательно Вам напишу, когда что-то станет ясно. Ещё раз огромная благодарность за Вашу работу!

С уважением, Е.

Оставалось только ждать и надеяться. И вот в августе последняя весточка о судьбе тех троих малышей:

Здравствуйте, Ольга!

Мы не так давно переписывались с Вами по поводу трех детишек, которых старшая сестра отказывалась отдавать на семейное устройство. Вы написали хороший юридический комментарий по ситуации, сейчас органы опеки активно работают с сестрой, на детей есть кандидаты, так что ждем хорошего исхода ситуации. И еще раз лично благодарю Вас за участие!

Е.

Считаю, что это хороший конец истории, которая могла закончиться совсем не хорошо (трое детей в детдоме без шанса на опыт нормальной жизни в семье). Мне кажется, она иллюстрирует несколько тезизов, объясняющих корни проблемы социального сироства в России:

1. Нередко за решениями сотрудников ООП об оставлении ребенка (детей) в детском учреждении стоит вовсе не злой умысел, не желание любой ценой отказать ребенку в устройстве в семью или личная неприязнь к кандидатам, а простая неуверенность в своих действиях. До недавнего времени (с 01.01.2014 года вроде бы будут утверждены требования к профессиональным знаниям и навыкам работников ООП) для сотрудников ООП не было ни обязательной, ни добровольной программы аттестации и/или повышения квалификации; они не обязаны проходить школу приемных родителей, как кандидаты в усыновители, опекуны или приемные родители. В результате сотрудники ООП или ищут информацию сами (но это личный подвиг единиц), а остальные руководствуются внутренней практикой отдельно взятого ООП и собственным житейским опытом. Получается, есть два мало связанных мира – обширное и в целом адекватное семейное законодательство РФ и сотрудники ООП, которые это законодательство должны применять на практике. Мост между этими двумя мирами может быть только один – обязательная программа аттестации и повышения квалификации для каждого сотрудника ООП.

2. В общественном сознании россиян в целом и сотрудников ООП в частности (они ведь тоже наши соотечественники) бытует заблуждение, что в том случае, если есть шанс на воссоединение с родной семьей - пусть и в самом неопределенном будущем, - ребенка на время ожидания лучше как бы «припарковать» в детском доме, где он будет более или менее ухожен, но "зато" не привяжется к приемным родителям и не станет воспринимать их близкими людьми «вместо» биологических родственников.
Очень ярко это убеждение высказал депутат от ЛДПР г-н Худяков, который принимал участие в программе ОТР «Прав?Да!» от 26 июня 2013 года (с 1ч10мин примерно).

Многие считают, что в исключительных случаях "и детдом сойдет", а способность устанавливать индивидуальные, эмоционально-близкие отношения с постоянным взрослым можно развить у ребенка в совершенно любом возрасте. Т.е. в раннем детстве вполне можно обойтись удовлетворением самых базовых потребностей (кров, еда, чистая одежда), а удовлетворение потребности в индивидуальном внимании, "только моей" маме, душевном тепле "один на один" можно отложить на потом. Ребенок вполне обойдется и без этих "нежностей" в раннем детстве, зато когда к 8-10 годам в его жизни появится родные мама или папа, вот тогда он нагонит упущенное...

Какое горькое и опасное заблуждение!

Детский дом - это самая ненормальная, антигуманная форма организации воспитания ребенка. Есть много прекрасных статей на эту тему, но одной из самых удачных мне кажется интервью с Т. Морозой и С. Довбня в "Новой газете" от 30 января 2013 года.

Что касается способности к привязанности, то она формируется в довольно небольшое "окно" человеческого развития - от 0 до 3 лет. И если в этот период по какой-то причине в жизни ребенка так и не появился один или два значимых, постоянных взрослых (условный "родитель"), то преодолеть последствия этой глубокой психологической травмы (жить накормленным, но не любимым) крайне сложно потом. Это как базовые социальные навыки - если ребенка держать все детство в собачьей конуре (как время от времени рассказывают в программе "Пусть говорят!"), то по истечении определенного срока научить его адекватному поведению в человеческом, а не в собачьем обществе, будет крайне трудно (если вообще возможно)...

Изучению роли привязанности в нормальном развитии человека (не только психического, но и социального и интеллектуально) посвящена
теория нарушения привязанности (ТНП), с которой большинство российских специалистов по профилактике семейного устройства знакомы либо поверхностно, либо вообще не знакомы (я уж молчу о применении этой теории в практике работы с детьми-сиротами). ТНП была разработана в Великобритании сразу после Второй мировой войны (на базе невольных обширных наблюдений за детьми, пережившими внезапную и длительную разлуку с близкими) и получила быстрое признание и распространение в других европейских странах и США. Именно эта теория привела к принципиальному отказу развитых стран от воспитания тех детей-сирот, для которых не нашлось усыновителей или опекунов, в учреждениях и реформированию учреждений в службы подбора и сопровождения профессиональных замещающих семей.

Кстати, "профессиональная патронатная семья" - это еще одна область, где проявляются заблуждения не только широкой публики, но и специалистов в области семейного устройства в РФ. Почему-то считается, что «профессиональная» - это все равно что «механическая», «не умеющая любить». Напротив, в данном случае
«профессиональная» означает лишь «профессионально подготовленная» к реабилитации тех детей-сирот, которые пережили серьезную психологическую и/или физическую травму в раннем детстве, и/или нуждаются в подготовке к воссоединению с биосемьей (если у биосемьи остались ресурсы для этого). Ведь когда мы говорим «профессиональный врач», мы имеем в виду не «равнодушный врач, который не любит своих пациентов», а «врач, который не просто сопереживает пациенту, но обладает достаточными знаниями и навыками, чтобы пациенту реально помочь».

А патронате как единственной реальной альтернативе детским домам я еще буду писать в своем ЖЖ. Так что ставлю многоточие...

www.adoptlaw.ru

Читаю Ваш журнал с интересом и благодарностью, хотя и не во всем с Вами согласен, в частности, с радикальным отрицанием детских домов - системы, которая, конечно же, нуждается в реформировании, но, на мой взгляд, надолго, если не навсегда, останется нужной и обладает в потенциале большими достоинствами.
Но это - нормальное расхождение во взглядах. А вот то, что Вы рекомендуете интервью с Т.Морозой и С.Довбня как удачное, по-моему, большая ошибка. Это интервью чудовищно своей пристрастностью, в нем приводятся взятые с потолка, явно преувеличенные цифры случаев насилия и т.п., ссылки на какие-то неведомо кем и неведомо когда высказанные за рубежом оценки интернатной системы и т.п. Прямо, торжество безответственного журнализма, хотя интервьюируемые и специалисты (и, не сомневаюсь, добрые, хорошие люди). Я об этом уже писал, и мне не смогли возразить ничем, кроме эмоций.
Спасибо, что вам интересно!
Я всегда рада поговорить с заинтересованным собеседником! :)

Хочется верить, что мое отрицание детских домов все же менее радикально, чем кажется. Уверена, что из всего числа детей-сирот 5-7% останутся на стационарном воспитании в силу тяжелых органических поражений, которые действительно исключают домашнее воспитание (эта цифра примерно одинакова по всем развитым странам). Но при этом эти учреждения станут по-настоящему открытыми и для общественных организаций, и для волонтеров, что поможет максимально исключить злоупотребления.

Детские дома нуждаются только в одном - в перепрофилировании в центры сопровождения профессиональных патронатных семей. А вот дети-сироты должны передавать или на усыновление и под опеку, или - для тех, кому усыновителей или опекунов не удалось найти сразу или вообще - в семьи патронатных воспитателей. В Москве проводился опыт по патронатному воспитанию, он был крайне успешен, но при попытке перевести на федеральный уровень - "зарезан".

Надеюсь, что в этом году заработает мой третий сайт www.namporadomoi.ru, где расскажу о патронате подробнее и поделюсь своим мнением, почему патронат оказался российскому правительству не нужен, несмотря на крайне удачные показатели в условиях эксперимента.

Меня очень заинтриговало ваше утверждение, что система детдомов "останется нужной и обладает в потенциале большими достоинствами". Если не трудно, какими именно достоинствами обладает коллективное воспитание в казарме против воспитания в патронатной семье?

Интервью с Т.Морозой и С.Довбня - лишь одно из многих на тему (остальные я опубликую на www.namporadomoi.ru), заявленные цифры соответствуют мнению многих других специалистов и, как ни печально, мои личным - крайне узким, конечно, со статистической т.з. - впечатлениям от общения с выпускниками детских домов. Их рассказы о порядках в интернатах и рассказы приемных родителей о том, что им мало-помалу рассказывают дети, впечатляют больше любых интервью, к сожалению...
Re: Спасибо, что вам интересно!
О том, что детские дома должны развиваться в направлении открытости, я уже написал в комменте на Ваш другой ответ - здесь мы с Вами согласны. Не могу согласиться, что это значит, что они непременно должны все стать центрами патронатного воспитания. Я - в меру своего знакомства с этим опытом (не практического, оговорюсь, а по описаниям и обсуждениям) - отношусь к нему с должным почтением, но как к ОДНОЙ ИЗ форм, наряду с другими формами замещающей семьи и полноценным детдомом. Не считаю себя вправе судить о патронате категорически, скажу, что слышал много убедительной и критики в его адрес. Вот пишу сейчас Вам ответ, а одновременно расшифровываю запись интервью с зав. отделом опеки и интернатов Смоленской области, которая занималась патронатом несколько лет и объясняет мне, что у них в области он исчез по инициативе приемных родителей...
А превращение детского дома в центр по самоуничтожению лишает его возможностей самоорганизации в коллектив, детско-взрослую общность.
Свою "заинтригованность" моим утверждением, что система детдомов "останется нужной и обладает в потенциале большими достоинствами", Вы выразили несколько своеобразно, в своем вопросе назвав детский дом казармой. Ведь ответ при этом предвосхищен вопросом.
Возможности детского дома и пути развития этой формы - наряду с квазисемейными, включая патронатную - предмет моих постоянных размышлений. Коротко, в комменте, я могу сказать только вот что.
1) Детский сад, школа и интернат - я пока перечисляю формы нахождения детей в коллективе независимо от того, идет ли речь о сиротах или семейных детях - предоставляют множество образовательных и воспитательных возможностей, которые уже доказаны жизнью, да и Вы их не будете, наверно, оспаривать. Ну, хотя бы участие в коллективных делах... Хотя есть люди, которые и в школу предпочли бы не отдавать.
2) Конечно, хорошо, когда есть и семья, и возможность детям быть в коллективе. Но мы ведь говорим о детях уже лишившихся семьи и в том числе, Вы признали это, о тех, которые и в замещающую семью не попадут, а иногда и не хотят.
3) Говоря о казарме, Вы все время имеете в виду существующие дома, причем худшие, а я говорю о возможностях\
Возможности детского дома
Если позволите, я возражу на ваше последнее замечание:

(1) Патронатная семья не является "квазисемейной" формой воспитания. Это именно семейная форма воспитания, просто более открытая для внешнего профессионального контроля, чем обычная семья или семья усыновителей. Патронатные воспитатели формально считаются штатными сотрудниками детского учреждения (точнее, патронатной службы), но проживают и воспитывают детей у себя дома, дети ходят в обычную школу, играют в обычных дворах, патронат возможен до 18 лет ребенка, если до истечения этого срока не получится восстановить биосемью или найти усыновителей, как более стабильную форму устройства.

(2) Оценка той или иной формы коллективного воспитания КРИТИЧЕСКИ зависит от того, о "домашних" детях идет речь (т.е. детях с крепким тылом и осознанием этого тыла) или о "ничьих" детях (и дети это отлично чувствуют, кстати). Детский сад и школа, куда ребенок приходит из "только своего" дома и откуда вечером опять возвращается в "только свой" дом, и интернат круглосуточного проживания, откуда идти некуда и где ты на милости воспитателей и старших воспитанников, - это две большие разницы. Мне посчастливилось избежать интерната, но детскую дачу в ясельном возрасте пришлось попробовать. Никогда не забуду этого жуткого по ощущению одиночества и беспомощности опыта (а ведь меня навещали аж каждую неделю). Мне почему-то кажется, что вам тоже повезло в этом смысле (а, может быть, даже больше, если вы сразу пошли в школу, без ясель и садов), но в результате вы просто не чувствуете разницу, ее нет в вашей детской памяти. А она такая же огромная, как между вечерней тоской ребенка по матери, которая должна вот-вот вернуться с работы, и бессрочной тоской узника одиночной камеры (извините за пафос, я просто не могу придумать лучшей аналогии).

(3) Я никогда не говорила, что есть дети, "уже лишившиеся семьи и в том числе, Вы признали это, о тех, которые и в замещающую семью не попадут, а иногда и не хотят". Я говорила буквально следующее: каждый ребенок-сирота В ИДЕАЛЕ должен быть или усыновлен (т.к. эта форма дает максимальную стабильность и правовые гарантии ребенку), или передан под опеку (родственников, обычно). НО если этот идеал не получается достичь в кратчайшие сроки и поиск усыновителей затягивается, то каждый ребенок-сирот должен быть передан в патронатную семью, а не "на парковку" в детдом. Патронатную семью часто называют "замещающей", кстати.

К вопросу о том, что некоторые дети "не хотят жить в семье", замечу, что адекватный выбор со стороны ребенка тут невозможен по следующим причинам:
Во-первых, если у ребенка не было опыта семейной жизни вообще или он был неадекватен, то фактически ребенок не знает, от чего отказывается, и выбирает просто наиболее знакомое (интернат).
Во-вторых, у ребенка ведь не будет выбора остаться в том же интернате после совершеннолетия, поэтому выбирая не семью, а учреждение, он лишь отсрочивает неизбежное, но лишает себя возможности хоть как-то к этому неизбежному приготовиться, сформировать хоть какой-то круг поддержки.
Наконец, мы в каком-то смысле просто не имеем право перекладывать ответственность за такое решение на ребенка, точно так же, как мы не спрашиваем, хочет ли ребенок проходить необходимое лечение – но только ищем способы объяснить ему самому и тем самым облегчить этот опыт. Возможно, надо говорить о каком-то переходном этапе привыкания к мысли о патронатном воспитании, посещении семьи, внутренней подготовке (полгода или год), но не о возможности полного отказа ребенка от жизни в семье.

(4) Прочность любой системы определяется прочностью ее самой слабой части. Ребенка, которого бьют, чтобы побыстрее заснул, не утешит объяснение, что это просто ему "не повезло" с детдомом, а вон в двух соседних детей только матом кроют, если не слушаются. И тюрьмы бывают условно "хорошие", но это все равно тюрьма. Детям в тюрьме не место, даже если в ней сделали евроремонт и начальник искренне сочувствует контингенту.

Edited at 2013-10-15 06:28 am (UTC)
Re: Возможности детского дома
Оборвался коммент, восстанавливаю.
(1) С моей точки зрения, именно то, что она "открыта для внешнего профессионального контроля" - обязательного и постоянного, а также то, что "патронатные воспитатели формально считаются штатными сотрудниками детского учреждения" и делает ее квазисемейной (это никак не умаляет ее достоинств), то же, что "дети ходят в обычную школу, играют в обычных дворах" отчасти существует в нынешних детдомах, отчасти есть то направление, в котором их можно улучшать. Но спасибо - то, что Вы упорно не видите принципиальной разницы между родной семьей (словечко "биосемья", извините, не переношу) и приближающемся к ней усыновлением, с одной стороны, и формами профессиональной помощи в семьях, побуждает меня специально рассмотреть вопрос о сущностных характеристиках семьи - что и сделаю у себя в жж.
Кстати, характерно, что у нас ссылаются на американский фостер, а он, в отличие от наших патроната и даже "приемной семьи", не претендует на семейность, это профессиональная помощь без попытки вступить в семейные отношения. У нас же это чаще всего скрытое усыновление.
(2) В Вашем втором пункте есть несомненно заслуживающее внимания, но не может быть, чтобы Вы не понимали, что Ваша реакция - не универсальна. Я знаю множество примеров любви к детским садам и пионерлагерям и стремления туда.
(3) Ваша позиция - безусловное преимущество патроната перед учреждением - мне давно понятна, но представляется мне односторонней и пристрастной. Однако опять-таки спасибо, Вы помогаете в максимальной полноте и остроте поставить ключевой вопрос всех дискуссий на эту тему: зависимость суждений от позиции в системе сиротского устройства. Своя пристрастность несомненно есть у работников детдомов (я убедился в этом недавно, они очень настороженно относятся к "семейному" устройству), но она есть и у патронатчиков, и у приемных родителей. Свою задачу я вижу в учете всех этих позиционных искажений, в целостном взгляде.
О праве выбора скажу в другом комменте, где этот пункт выделен.
(4) Ну, а это, извините, совершенно мимо цели. Либо мы обсуждаем норму (не в смысле обычности, а в смысле долженствования), либо отклонения от нее, которые могут быть и ужасными. Как мы знаем, такие искажения встречаются и в родных семьях, и в семьях усыновителей. Готов согласиться, что особое внимание к контролю дает патронату преимущества, но - 1) понижает его семейность, 2) не меньший контроль возможен в учреждениях.
Re: Возможности детского дома
Спасибо за комментарий. Хочу ответить:

(1) Извините, но то, что "дети ходят в обычную школу, играют в обычных дворах", - НЕ существует в нынешних детдомах.

Американский фостер не то чтобы "не претендует на семейственность", ему просто в голову не приходит, что семьи надо делать на "настоящие" и "квази". Их девиз: все дети в нашей семье - это наши дети. Достаточно почитать форумы фостерных семей, личные воспоминания бывших фостерных воспитателей (я свободно читаю по-английски, все эти источники много читаю в оригинале). Кстати, форстерные родители довольно часто усыновляют воспитанников (и в российском патронате был высок процент усыновлений - около 20%, если мне память не изменяет). Мне пишут и российские усыновители, и приемные родители. И там, и там отношение к детям совершенно родительское, без "квази".

Отмечу еще, что повышенная помощь и участие ООП в жизни патронатной семьи связаны не с тем, что патронатные родители "не совсем" родители, а с тем, что обычно на патронат передаются дети с гораздо более тяжелой историей и состоянием здоровья (в т.ч. психологического), чем те малыши, которых относительно быстро усыновляют или берут под родственную опеку. Поэтому патронатным родителям нужны особые навыки (чтобы не сгореть раньше срока и ребенка реабилитировать), психологическое консультирование "на опережение" и пр. Плюс бывает нужна подготовка семьи и ребенка к возможному возврату в родную семью - если такая работа с родной семьей конкретного ребенка ведется.

(2) Я не отрицаю возможной любви "домашних" детей к детским садам и пионерлагерям и стремления туда. Сама имела приятный опыт пионерлагеря в подростковом возрасте. Но только из того, что ребенку нравится детский сад на часть дня, совсем не вытекает, что этот детский сад будет так же ему полезен и приятен, если он станет "навсегда".

Вы знаете, что даже в самых благополучных детдомах у воспитанников стандартный дефицит веса и роста по сравнению с "домашними" детьми того же возраста? Он выравнивается сравнительно быстро только после передачи в семью. Вы знаете, что по свидетельствам самих сотрудников детдомов, отказники с рождения ВСЕГДА показывают более низкие интеллектуальные и физические данные, чем дети, первые 2-3 года жизни воспитывавшиеся все-таки в семье, хотя и пьющей или жестокой (кроме случаев посадки ребенка на цепь, конечно, как рассказывалось в одном из выпусков "Пусть говорят")?

(3) Принимается.

(4) Насчет "пониженной семейности" патроната я ответила в п. (1) выше. А то, что "не меньший контроль возможен в учреждениях" - приятный миф. Попробуйте зайти в ближайший детский дом или в личном качестве, или как представитель любой, даже самой известной, общественной организации. Дальше крыльца не пройдете, детей увидите в лучшем случае за несколько десятков метров мельком. Никаких камер нет. Никаких "дней открытых дверей" нет. Учителя "свои", врач "свой". И откуда тогда должен поступать сигнал о злоупотреблениях?

Патронатная семья естественным образом гораздо плотнее "вплетена" в жизнь социума. Вокруг нее школьные учителя, врачи районной поликлиники, участковые, соседи, дети во дворе, инспектора опеки. И не надо придумывать никаких особых мер контроля и наблюдения, все уже придумано самой жизнью, можно сказать.

Но вообще-то, это удивительно, о каких простейших истинах мы спорим! Нет, не удивительно - грустно, ужасно грустно. Потому что пока я доказываю, что семья (неважно, усыновителей или патронатных родителей) ЛУЧШЕ детдома, у кого-то проходит детство в группе на 30 человек, в общей спальне-палате, без "своей" мамы, без "своей" семьи, даже без личной ложки и любимой чашки... Вот в чем ужас-то, когда взрослые граждане РФ заняты спором о давно выясненных (остальным цивилизованным миром) истинах.

Edited at 2013-10-17 08:45 am (UTC)
Re: Возможности детского дома
Поскольку в предыдущем варианте Вашего ответа, присутствовало отчетливо выраженное нежелание продолжать обсуждение, то я и не отвечал. Если это нежелание я углядел правильно, если для Вас Ваши взгляды - "простейшие истины", оспаривание которых "грустно", то и ладно. Я устроен иначе: для меня очевидное не всегда, конечно, ложно, но подозрительно. Спор и переубеждение Вас для меня не самоцель, а по этим вопросам буду продолжать исследование и обсуждение в своем жж.
Но будьте, пожалуйста, аккуратней хотя бы с фактами. Детдомовские дети (не из интернатов, а из обычных детдомов) ХОДЯТ в обычные школы. Вопрос об их открытости не простой, безусловно ее нужно повышать - во всех смыслах: и для контроля, и для общения. Но вот я только что вернулся из поездки по детским домам Смоленской области (начну вскоре об этом рассказывать), так вот - меня пускали всюду и показывали всё. И если в два детдома я приезжал с начальством, то в Кардымовскую школу-интернат (слыхали о такой?), я напросился сам, списался с ними, провел там два дня, облазил всё и говорил и с воспитателями, и детьми - наедине.
В "развитых странах", кстати, очень по-разному. Не знаю, насколько Вам это знакомо, но я точно знаю (и писал об этом), что в Японии и Израиле ПРЕДПОЧИТАЮТ учреждения.
http://gignomai.livejournal.com/522538.html
http://gignomai.livejournal.com/560318.html
В Америке и Европе, да, преимущественной формой является фостерная опека (хотя споры об этом вспыхивали еще недавно http://gignomai.livejournal.com/522980.html, да и почитайте статью в Википедии про foster care, про претензии к этой форме), но и там есть учреждения, и их не стремятся разрушить, а совершенствуют. А это и есть моя позиция: развитие и системное единство всех форм.
Извините, все-таки нарушил Ваш "мягкий запрет": ответил. Но Вы, если не сочтете нужным, можете не отвечать и даже стереть мой коммент, посягающий на "простейшие истины".
Re: Возможности детского дома
Что вы, ни в коем случае - никаких мягких или твердых запретов на общение! :)) мне просто интересно отвечать вам, и вообще рассуждать на тему. Видимо, на письме это не так чувствуется, как, например, в разговоре. Так что комментарии и споры только приветствуются!
Re: Возможности детского дома
"...комментарии и споры только приветствуются!"

Тогда некоторые комменты.
1. Неоднократно наблюдал возвращённых из Америки ребят после прохождения того, что зовётся фостером.
Увы, страшное впечатление: им, после прохождения по этапу фостера (смены нескольких родителей) уже не хочется ни в какую семью... Образ семьи, исковерканный ещё в родной, ещё более основательно разрушается при фостеровском прохождении этапа. И в Американских головах это возведено в естественную обыденность. Безусловно, немало и хороших примеров, но нельзя всё это считать априори верным, в том числе и слепое копирование находок в иной культуре.
2. Патронат.
В принципе классная, здоровая и целесообразная идея (нечто похожее было и в России до революции).
Но, опять же, все ёе плюсы: и сопровождение ребёнка и семьи, и ответственность и контроль ... у нас на данном этапе практически сведены в минусы.
Почти нуль положительного сопровождения, контроль превратился в бюрократические бумажные потоки и слежку.
Разтроение ответственности ещё более запутывает все начала и концы, а патронатный воспитатель практически бесправен.... постоянная кража патронатных денег.
Единственный плюс остался - ребёнку, в принципе всё равно как там называется эта штука: патронат, усыновление или ещё что, главное большой, надёжный, сильный, справедливый и хорошо бы добрый взрослый был рядом. Кстати, если такое случается в детдомах, многие дети в семьи идти не желают....

Edited at 2013-10-18 08:46 am (UTC)