Olga_Mitireva_colour

Дети-сироты и РПЦ

Время от времени в информационном пространстве звучат предложения о передаче российских детских домов на попечение РПЦ. Апогеем, на мой взгляд, стало совместное обращение журналиста «Эха Москвы» Матвея Ганапольского и «просто» журналиста Максима Шевченко с призывом к РПЦ (главным образом) принять на свое попечение разом все детские дома и интернаты для сирот-инвалидов. В обращении говорится, что этот шаг должен доказать, что «пользующиеся доверием огромного числа наших граждан, традиционные религиозные организации России должны на деле, а не только на словах, доказывать готовность жертвенного служения делу спасения нашего народа».

Патриарх_святоуспенский пюхтицкий монастырь_когалым_сен2013
Визит Патриарха всея Руси Кирилла в Святоуспенский Пюхтинский монастырь (г. Когалым), сентябрь 2013 года (фото с официального сайта Патриархии).

Оставляя за скобками утверждения о «доверии огромного числа граждан» и «жертвенном служении делу спасения», хочу высказаться по сути этого предложения. Лично я отношусь к нему отрицательно, и вот почему:

Во-первых, любое закрытое учреждение, будь то школа-интернат, монастырь, или тюрьма, порождает злоупотребления и жестокость в отношении своего «контингента», независимо от возраста и пола. Эта банальная истина подтверждена не только
личными свидетельствами, но и научными экспериментами вроде знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента 1971 года.

Искажения нормальных отношений, вплоть до истязаний, развиваются везде, где перекрывается обмен между системой (в данном случае, учреждением) и внешним миром; где в руках управляющего меньшинства сосредотачиваются все права и полномочия, постепенно мутирующие во вседозволенность, а запертое в этом учреждении большинство – в силу возраста, задержек развития или социального статуса – не имеет действенных способов ни сдержать подобное развитие событий, ни привлечь независимый контроль извне (например, у учителей обычной школы, педиатров обычной поликлиники, инспектора ООП с регулярными проверками, соседей по подъезду, одноклассников из обычных семей и т.д.) И неважно, называется эта закрытая система «тюрьма», или «детский дом», или «элитная школа с проживанием», или «монастырь». Главное, эта система в принципе закрыта для внешних связей, а значит, и для внешнего контроля.

Открытая или смешанная система, как, например, семья, позволяет (относительно) вовремя выявить и (более или менее) адекватно отреагировать на злоупотребления. Пишу «относительно» и «более или менее», потому что, конечно, всегда существует определенный процент
«сбоев», но в открытых и смешанных системах он значительно ниже.

Например, ко мне регулярно (хотя и не очень часто) обращаются кандидаты из числа соседей или бывших друзей приемных родителей. Они отмечают признаки жестокого обращения с приемным ребенком в знакомой семье, пытаются помочь-вразумить, а если не получается – подключают ООП и/или полицию, поддерживают общение с ребенком в приюте, в отдельных случаях забирают в собственную семью. Бывает, что за советом обращаются школьные учителя из общеобразовательных школ (не интернатов), т.е. тоже «внешние люди», которые пытаются оградить ребенка от злоупотреблений со стороных родных родителей, или мачехи/отчима, или опекунов. Но за столько лет работы я не получила ни одного письма от сотрудника приюта или детского дома о фактах злоупотреблений в отношении воспитанников, хотя чисто статистически такие случаи должны происходить в интернатах как минимум не реже, чем в семьях…


Во-вторых, бытует мнение, что священники РПЦ и послушники в монастырях – это люди с повышенным терпением и расширенным набором положительных качеств, которые «тем более» справятся с воспитанием детей-сирот с непростым прошлым. Не могу согласиться. На мой взгляд, монастырь и священничество – это своего рода убежище для тех наших сограждан, кто не очень уверен в своей способности оставаться на честном пути в обычной мирской жизни. И неуверенность эта, как мне кажется, проистекает как раз из ослабленной нервной системы и/или неустойчивых моральных ориентиров - просто потому, что никаких других причин не остается.

Как показывает опыт таких людей, как псковский священник-диссидент
Павел Адельгейм, жизнь «в миру» никак не мешает праведности. Просто достичь ее в обычных условиях гораздо труднее, чем в стерильной и жестко расчерченной монастырской среде. В миру и выборы неоднозначнее, и свобода решений шире, поэтому и требования к собственной моральной твердости выше. Например, христианская любовь к ближнему: очень легко «любить всех людей мира» в минуты отдыха после обеда в монастырском садике; и очень трудно сохранить нежность к конкретному ближнему, когда пришла с работы усталая, а двое младших подрались, а старший не сделал уроки, а муж на что-то дуется, а еще ужин готовить…

Ребенок-сирота,
особенно с тяжелым прошлым (под которым я понимаю не только опыт голодной или жестокой жизни в биосемье, но и опыт режимного существования в интернате) – это мощнейший дестабилизатор для любой системы. Но семья -  а тем более, профессиональная патронатная семья, - относительно готова принять и усвоить эту ударную волну, чтобы выйти из испытания по-прежнему единым целым (семьей), но с новой расстановкой сил внутри системы. А вот закрытая система типа интерната или монастыря просто не умеет ничего другого, как «подстраивать» (читай ломать и подчинять) личность «под себя», дрессировать на удобное поведение, а не на искреннее принятие новых порядков. Тем более, когда речь идет о личности, которая не выбрала монастырь сознательно, а оказалась в нем по чужому выбору в том возрасте, когда человек оспаривает авторитеты, тяготится тишиной и правилами, жаждет жить и экспериментировать.

Наконец, в предложении передать детей-сирот на попечение церкви сквозит отношение из серии «этим и так сойдет». Право каждого российского ребенка на получение светского образования вытекает из равенства прав независимо от религиозной принадлежности (ст. 19  Конституции РФ), свободу совести (ст. 28 Конституции РФ) и свободу мысли и слова (ст. 29 Конституции РФ); оно закреплено в
ст. 3 ФЗ РФ «Об образовании в Российской Федерации».

Почему дети-сироты должны быть ограничены в праве на светское образование и на свободный и информированный выбор той или иной религии – т.е. после достижения совершеннолетия, а не в юном возрасте? Уверена, что у авторов идеи о «церковном воспитании сирот» собственные дети ходят в самые обычные, а не церковно-приходские школы.

В заключение повторю простую мысль: каждый ребенок имеет право воспитываться в семье, а не в «дружном коллективе», как бы этот коллектив не назывался. Каждый ребенок, переживший жестокое обращение или заброшенность в раннем детстве, имеет право воспитываться в семье, которая сделала сознательный и профессиональный выбор в пользу воспитания именно такого ребенка. Это может быть семья усыновителей, опекунов или патронатных воспитателей; офисных работников, фермеров или священника, неважно. Но это должна быть именно семья, а не учреждение с единым для всех распорядком дня, графиком групповых дежурств и спальнями на 30 человек, даже если задекларированные цели этого учреждения глубоко духовны.


www.adoptlaw.ru
Согласна, кроме вот этого: На мой взгляд, монастырь и священничество – это своего рода убежище для тех из наших сограждан, кто не уверен в своей способности оставаться на честном пути в обычной мирской жизни. И неуверенность эта, как мне кажется, проистекает как раз из ослабленной нервной системы и/или неустойчивых моральных ориентиров - просто потому, что никаких других причин просто не остается.

И монашество, и священство - просто отдельный путь. Может быть и так, как Вы сказали, но оно гораздо, гораздо шире.
Возможно, вы правы...
Просто я не считаю, что путь этот труднее, чем честная жизнь "в миру". Чем больше искушений, тем ценнее победа над собой. Что-то в этом роде.
Re: Возможно, вы правы...
этот путь ответственней (конечно, только для христианина, для атеиста этот путь, действительно, не имеет такого принципиального значения), потому труднее именно в этом смысле.

а вот этим даже расмешили: "очень легко «любить всех людей мира» в минуты отдыха после обеда в монастырском садике"))) по-моему, такое мнение может сложиться в результате чтения литературы 19 в. или нынешних сомнительных по чистоте источников приобретения информации на некоторых страницах интернета...

хотя то, что Вы этой статьей защищаете детей, несомненно, как и Ваш труд помощи приемным родителям, вызывает огромное уважение.
Re: Возможно, вы правы...
На мой взгляд, тут как-то не уместно сравнивать меры ответственности. Ответственности за что? перед кем? Почему путь послушника, который отвечает по сути только за самого себя, причем в очень жесткой, т.е. предсказуемой, иерархии, по определению более ответственен, чем путь родителей, которые отвечают за себя, за детей и часто еще и за собственных престарелых родителей, при этом никакого гарантированного куска хлеба и угла для жизни не имеющие?

Я понимаю, что кому-то для собственного спасения просто необходимо закрыться в монастыре. Не осуждаю и не хвалю этот выбор, потому что каждый решает за себя и с учетом собственного "запаса прочности". Но гораздо больше уважения испытываю к тем, кто все-таки остался в "пучине" обычной жизни, не испугался повязать себя социальными связами и обязательствами (брак, дети, родственники, сослуживцы).

Да, и в монастырях трудятся, но я считаю, что физический труд - не самая тяжелая часть жизни, тем более, когда никаких других развлечений (и отвлечений) просто нет. Самое сложное - оставаться человеком, оставаясь при этом среди людей, как ни странно. Поэтому "обычные" родители кажутся мне уж точн НЕ менее готовыми и психологически, и морально к воспитанию детей-сирот, чем послушники монастырей.

Edited at 2013-10-14 04:11 pm (UTC)
Re: Возможно, вы правы...
Мне не вполне понятно, с какой позиции Вы судите о роли монашества и священства. Если с позиции не церковного человека, отрицающего богоустановленность церковного организма, то в этом случае бОльшую тяжесть ответственности за других, а так же тяжесть трудов несет тот, кто в своих общественных и личных связях имеет большее количество зависимых от него людей, так, можно было бы выделить среди особо значимых фигур директора детского дома, ведь по Вашей логике, "чем больше искушений, тем ценнее победа", что ж, в сравнении с обычной семьей, у такого человека намного чаще болит голова о "своих" детях. Другое дело, что вся его ответственность и должна бы заключаться в том, чтобы не ломать, не подчинять и не дрессировать детей, а создавать условия для их возврата в семью. Потому, имхо, не имеет смысла выделять именно православный детский дом, противопоставляя его всем остальным, т.к., вобщем-то, в этой ситуации права детей ущемляются не более, чем в любом интернатном заведении, при условии соответствия программы обучения в этом учреждении общеобразовательному стандарту.

Если же смотреть на ситуацию, подчеркиваю, с церковной т.з., тогда (поскольку самым важным в церковном Теле является единство вокруг Чаши Христовой, единство во Христе) ответственность перед БОГОМ за целостность, целомудрие (духовное и телесное) Христовой паствы действительно лежит на лицах, имеющих священный сан. В этом смысле, по церковным канонам, таковыми не могут быть безнравственные, корыстные, второбрачные, преступающие через любовь и милосердие люди. Понимаете, обычные семьи имеют свободу выбирать, поступать ли "в пучине обычной жизни" в соответствии с совестью и со своими идеалами, а священник несет такую ответственность перед Богом за чистоту и единство церковного Тела, что лишается такого выбора. И Вы очень к месту упомянули о. Павла Адельгейма, т.к. он явил этот подвиг священнослужителя, не имеющего никакого малейшего оправдания для отказа от духовного окормления человека, для того, что Вы назвали "убежищем" наших сограждан, не уверенных "в своей способности оставаться на честном пути в обычной мирской жизни".

Подобно этому, есть примеры высокого несения монашеского призвания, раскрывающие суть и глубину ответственности этого служения Богу. Так, афонский старец Паисий Святогорец в описываемых послушницами и монахинями случаях разговора, общения со своими духовными чадами (необходимого с т.з. человека, живущего в социуме, в такой же мере как и воспитание, образование детей), по окончании беседы запирался в своей келии, говоря со слезами: "Если б вы знали, насколько больший плод я могу принести и оказать вам помощь, молясь за вас в эти минуты, а не беседуя с вами"... В этом смысле, идея детских приютов при монастырях по примеру западного социального служения монашеских орденов, весьма сомнительна, ТЕМ БОЛЕЕ, если она исходит из уст православного человека, ссылаясь на обращение которого Вы написали эти слова. Но не умаляет всей значимости самого ПРИЗВАНИЯ к священству или монашеству.
Теория и практика...
Я бы уточнила, что важно не только количество социальных связей (у начальника концлагеря оно тоже велико), но и то, насколько человек при этом остается Человеком, соблюдает базовые моральные принципы. Если директор детского дома не просто сидит на своем месте, но всячески способствует семейному устройству своих подопечных (как, например, в свое время руководитель патронатной службы на базе детского дома № 19 г. Москвы М. Терновская, когда в детском доме осталось менее 20 детей), то да - это вот именно что ПОБЕДА, - и тем более ценная, что она имела места в самых обычных житейских обстоятельствах.

Я совершенно не критикую монашеский выбор. Я просто не считаю, что он заслуживают особой похвалы или восхищения сам по себе, в отрыве от реальных дел человека. Не будем забывать, что тот же Павел Адельгейм был глубоко мирским человеком - у него была семья, дети, внуки, он выступал приемным родителем именно в личном качестве, и он много говорил с людьми (а не только заочно за них молился).

Когда людям плохо, им нужны прежде всего слова участия, живой добрый взгляд, а не молитва по их душу, но за закрытыми дверями. Так что в этом пункте я не поддерживаю самобичевания старца Паисия. Уверена, что он был особенно мил богу именно в те минуты, когда говорил с людьми, дарил им свое живое и ласковое внимание. А часы молитвы после, наедине, были хоть приятным (для самого старца Паисия), но не обязательным (для бога и служения его заповедям) дополнением.

Когда вы пишете о высокой ответственности священников перед богом и, как следствие, невозможности выбора в "неправильную сторону", вы говорите о том, как ДОЛЖНО БЫТЬ. А выбирать приходится из того, ЧТО ЕСТЬ:

http://www.utro.ru/articles/2012/08/17/1066115.shtml
http://nnm.me/blogs/Dmitry68/pyanyy-svyashennik-nasmert-sbil-mat-dvoih-detey/
http://www.kp.ru/daily/25943/2888608/
http://www.newsru.com/crime/20jun2011/priestbeatchurchms.html
http://www.gazeta.ru/social/2012/07/10/4676977.shtml

Ну и так далее.
Поэтому мое мнение: священники и послушники имеют полное право стать приемными родителями, но в личном качестве и по общим правилам: т.е. после получения заключения о возможности быть приемным родителем, прохождения ШПР и т.п.

Edited at 2013-10-15 06:50 am (UTC)
Re: Теория и практика...
Вы знаете, в таких рассуждениях немудрено запутаться. Называть священника, отдавшего служению Церкви 50 лет своей жизни, глубоко мирским человеком... Наверное это не совсем понятно, но священник, имеющий большую семью, светскую профессию и опыт жизни в миру, и монах в монастыре - это братья из одной семьи, это люди, составляющие одну Церковь. Отец Павел, знавший о бедах церковной жизни непонаслышке, изнутри, был не просто приемным отцом, он был священнослужителем, верующим христианином, а значит и вся его жизнь, и мысли, и дела совершались не во славу Человека, не для временной пользы и помощи в этом мире, но во славу Бога, ради вечной участи своей души и тех людей, рядом с которыми он жил.

И вся та грязь о монахах или священниках, которая собирается и рассматривается с тщательностью мирскими людьми, она есть, но это грязь на лице моего брата или моего сына. Потому что мы с ними - одно Тело Христово, если они могут покаяться, если у них осталась любовь к Богу, ко Христу. Вас ведь не удивляют скверные поступки детей вполне приличных родителей, это боль, но это не предполагает отречение от ребенка.

Вы говорите о том, какую ценность имеет становление Человека среди житейских невзгод этого мира. Но ведь можно хотя бы попробовать понять, как сложен и тернист путь иноков, монахов, оставивших не только житейские невзгоды, но и возможность счастья в семье, оставивших родителей и близких, призвавших себя к иному подвигу, но подчеркну - подвигу, не меньшему того, что мог их ждать в миру. Потому что становление Человека внутри нас не зависит от внешних обстоятельств, а даже если и зависит, то в качестве превратностей и преград, необходимых для переосмысления цели своего существования, для выстраивания ценностей и приоритетов. В этом смысле человек, желающий стать лучше, даже ищет подвига, нуждаясь в трудностях и скорбях. Вот потому монах уходит из мира, что бежит от сладостного утешения, что могло бы ждать его в семье, в мирских развлечениях, он за стенами монастыря ищет не уединенный садик вдали от бурь, а выходит на битву с самим собой, со своей страстностью, основные силы отдавая действительно молитве - как Вы считаете, нестоящему придатку или дополнению к деятельности служения людям. Молитве к Богу, преображающей его душу, населяющей ее и крепостью духа, и милостью, любовью к ближним, а также дарующей силу молитвенного слова, просьбы за нас, за мир перед Богом.

Конечно, соглашаюсь с Вами, что священники не должны иметь никаких привилегий или особенностей на пути принятия в семью ребенка или в процессе создания приюта или детского дома, пока уж они имеют место быть. Но скажу Вам, что в нашей жизни так много хороших священников, что смею надеяться, что "выбирать из того, ЧТО ЕСТЬ" нам не страшно. Я была бы только рада, если бы Церковь взяла на себя хотя бы небольшую инициативу по раскрытию важности усыновления детей, принятия их в семьи - в среде священства.

Edited at 2013-10-17 06:29 pm (UTC)
Re: Теория и практика...
"...детского дома № 19 г. Москвы М. Терновская, когда в детском доме осталось менее 20 детей)..."

Вот насчёт 19 дд не согласен.
Единственно да - детей раздали много... Но...
Впечатление такое, что как-то коряво подбирали семьи ребятам, да и сама работа там насыщена какими-то недомолвками и маразмом. Опять же отдалённо напоминает то, что Вы говорили про сирот в РПЦ учреждениях.

Edited at 2013-10-18 09:13 am (UTC)
Я согласен с Вашим общим выводом: идея передачи ВСЕХ детских учреждений Церкви дурна, как и всякая попытка решить проблему огульно и одним махом. Но Ваши аргументы сформулированы так, чтобы исключить возможность церковных детдомов вообще. И они вызывают возражение.
"Почему дети-сироты должны быть ограничены в праве на светское образование и на свободный и информированный выбор той или иной религии – т.е. после достижения совершеннолетия, а не в юном возрасте? Уверена, что у авторов идеи о «церковном воспитании сирот» собственные дети ходят в самые обычные, а не церковно-приходские школы".
Но ведь и семья может быть как светской, так и церковной, может с раннего детства информировать ребенка о разных религиях, а может воспитывать его в своей вере - Вы же не станете это запрещать. Может отдать его в православную гимназию, например, куда и ходят девочки из православного детдома в Смоленске, где я на днях побывал. Вопрос тогда - не в том, в чьем ведении детский дом, а в исполнении закона о всеобщем среднем образовании и требовании, чтобы все учебные заведения, включая и принадлежащие религиозным организациям, выполняли федеральный стандарт образования.
А создать для ребенка с самого раннего детства ситуацию свободного выбора - это утопия. Это мне напоминает эксперименты некоторых семей по сокрытию от ребенка его пола, чтобы он мог свободно выбрать сексуальную ориентацию.
Я не считаю справедливыми и Ваши обвинения в адрес "закрытых", как Вы выразились, систем; объединение в одну категорию тюрем, детских домов и монастырей основано, на мой взгляд, на невнимании к назначению каждого из этих институтов и потому поверхностно.
Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Семья может быть светской, церковной, какой угодно. Но вот школа, как источник знаний, должна быть только светской, отделенной от любой церкви. Потому что задача школы - учить мыслить критически, видеть все точки зрения, оспаривать авторитеты и формировать собственное мнение. Боюсь, что православная (или исламская, или любая другая религиозно-определенная) школа ровно про обратное, т.к. преподавание в ней исходит из того, что есть некие единственно верные догматы, которые каждый учащийся должен принять без обсуждения и без анализа. По этой причине не считаю религиозно-направленные школы по-настоящему образовательным.

Что касается девочек-сирот в Смоленске, то разве у них был выбор, по большому счету?... Куда органы опеки направили, там и живут, тому и учатся.

Информирование ребенка о разных религиях или, напротив, воспитание его в одной вере - это личный выбор семьи в свободное от учебы время и на выходных.

Дать ребенку понимание свободного выбора, в т.ч. религии, более чем возможно - и экстремальные эксперименты по сокрытию пола не имеют к этому никакого отношения. Другое дело, что если сами родители радости этого выбора так и не испытали, то ребенку передать это ощущение им будет, конечно, непросто. Вот поэтому и нужна светская школа, как место, где ребенок может остаться наедине со чистым знанием, не бояться оспорить даже самые "святые" авторитеты, найти убежище от любых идеологий и религий.

Я понимаю, что вам может быть очень дорога идея монастыря как гарантированно чистого и доброго места для всех страждущих, но, увы, опыт многих тех, кто там побывал поневоле, свидетельствует в пользу другой истины: независимо от заявленного назначения института, факт его закрытости от общества обычно приводит к злоупотреблениям (тут дам ссылку на документ из тех времен, которые сейчас воспринимаются как пример религиозной нравственности - http://klikovo.ru/db/msg/8817).

Предвосхищая ваш вопрос (вдруг я махровая атеистка? :)), процитирую Елену Соловей: "Я человек верующий, но не религиозный".

Edited at 2013-10-14 04:16 pm (UTC)
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Мне кажется, Вы не совсем поняли мои возражения. Я не в защиту конфессиональных школ выступаю. Просто Ваша критика идеи религиозных детских домов была бы логичной, если бы Вы осудили саму возможность учиться в конфессиональной школе - не в дополнение, а замен светской. Или настаивали, чтобы в таких религиозных школах, религиозный компонент никак не ущемлял полноценного светского образования. А кто отдает в такую школу ребенка, родные папа с мамой или детский дом, для свободного (или несвободного) развития ребенка безразлично.
Я возражаю Вам не из религиозной позиции - в ответ на Вашу самохарактеристику скажу, что и я не шибко церковен и стою за светское образование. Я против абсолютизации преимуществ семейного воспитания перед учрежденческим - для детей, которые родной семьи лишились, и могут рассчитывать только на замещающую. Здесь, на мой взгляд, бабушка надвое сказала: кому-то лучше одно, кому-то другое.
Про закрытость как источник зол. О монастырях умолчу, туда в норме идут взрослые люди, и они знают, на что идут и силой там сейчас не держат. А вот дети, да, соглашусь, что полная изоляция опасна. Но я бывал (и совсем недавно) в детских домах, где нет никакой изоляции от мира - раз. И, думаю, что в направлении большей открытости они, детские дома, и должны развиваться\
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Дети, лишившиеся семьи, размещать в замещающих семьях которых нежелательно, - это что за случаи, что за дети?
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Но я ведь не совсем так сказал.
Я имею в виду вот что. Во-первых, это бывает с подростками, они не всегда хотят в семью. Во-вторых, это вопрос их статуса. Если не исключено возвращение в кровную семью, то совершенно не очевидно, что им лучше временно находиться в замещающей семье, чем в хорошем детском доме. Это нельзя считать общим правилом. Наконец, замещающая семья хороша, когда у нее правильная, зрелая мотивация и когда она готова к этому трудному делу. Иначе - возвраты, которые хуже, чем если бы вовсе не брали. Это хорошо знают (и мне объясняли) в центре подготовки и сопровождения приемных родителей; для них обдуманный отказ брать ребенка после работы с психологом - позитивный результат.
Вот я про что: про то, что не нужно стремиться раздать всех детей по семьям во что бы то ни стало.
Извините, вопросы только множатся...
Повторюсь из другого поста:

(1) Что касается права выбора у подростков. Адекватный выбор со стороны ребенка тут невозможен по следующим причинам.
Во-первых, если у ребенка не было опыта семейной жизни вообще или он был неадекватен, то фактически ребенок не знает, от чего отказывается и выбирает просто наиболее знакомое (интернат).
Во-вторых, у ребенка не будет выбора остаться в том же интернате после совершеннолетия, поэтому выбирая не семью, а учреждение, он просто отсрочивает неизбежное, но лишает себя возможности хоть как-то к этому неизбежному приготовиться, сформировать хоть какой-то круг поддержки.
Наконец, мы в каком-то смысле просто не имеем право перекладывать ответственность за такое решение на ребенка, точно так же, как мы не спрашиваем, хочет ли ребенок проходить необходимое лечение – но только ищем способы облегчить его опыт.
Возможно, надо говорить о каком-то переходном этапе привыкания к мысли о патронатном воспитании, посещении семьи, внутренней подготовке (полгода или год), но не о возможности полного отказа ребенка от жизни в семье.

(2) Не очень понятно, почему "если не исключено возвращение в кровную семью, то совершенно не очевидно, что им лучше временно находиться в замещающей семье, чем в хорошем детском доме". Точнее, понятно, что это забота о душевном равновесии биологических родителей, но никак об интересах и благополучии ребенка. Подробно на эту тему я писала в этом посте - http://adoptlaw.livejournal.com/7075.html.

(3) Возвраты будут всегда, к сожалению. Даже из вроде бы зрелых семей. Потому что не всегда понятен масштаб психологической травмы, перенесенной ребенком ранее, и масштаб отклонений в поведении. Увы, получаю иногда письма от весьма зрелых родителей, воспитавших нескольких детей и "подорвавшихся" на одном конкретном. Причем люди стараются преодолеть проблемы годами, тут не скороспелое решение. Но если начинаются опасные проявления в адрес младших детей, например, семья встает перед выбором. Но "замораживать" детей-сирот в детдоме только для того, чтобы их "точно" не вернули из приемной семьи - это как ампутировать ногу, чтобы она "точно" не подвернулась или не сломалась когда-нибудь в будущем. Менять замещающие семьи, возвращать из замещающей в родную можно правильно, такие методики давно существуют. Именно для этого и нужна патронатная служба - для подготовки и родителей, и детей к разным сценариям.

Edited at 2013-10-15 07:01 am (UTC)
Re: Извините, вопросы только множатся...
Отвечу только на первый пункт, остальное отчасти уже затронуто, отчасти мне удобнее обсуждать у себя в жж.
То есть я правильно Вас понял, что Вы готовы направлять ребенка на патронат насильно? То, что он может быть психологически не готов, что его выбор в этом возрасте далеко не всегда сознательный и ответственный - в этом я с Вами совершенно согласен. Но заметьте, это так и во многих других случаях. Тем не менее, по-моему, закон требует согласия начиная с 10 лет - на усыновление, но ведь и на приемную семью и патронат тоже. Или я ошибаюсь (Вы юрист, здесь Вы лучше знаете).
Думаю, что в случае устройства детей такого возраста нужно никак не насилие и не обман, а обстоятельное и заинтересованное обсуждение, вовлечение его в самоопределение и принятие решений. Это и воспитательное значение имеет большое.
Но, повторяю и на том стою, нужно допускать и возможность остаться в сложившемся коллективе. Макаренко, Малявко, Калабалин, Католиков, да и современная Кардымовская школа дают нам примеры учреждений, которые могут быть сознательно выбраны и это будет на пользу. Я много и всесторонне обсуждал этот вопрос в своем жж, например совсем недавно здесь: http://gignomai.livejournal.com/596575.html.
Re: Извините, вопросы только множатся...
На правах хозяйки блога :) позволю себе прокомментировать - не столько ради спора с вами, сколько для прояснения своей позиции остальным читателям блога.

Мне кажется, подчеркивать "насильственный" характер отправления на воспитание в замещающую семью - лукавство. А изъятие ребенка из биосемьи происходит исключительно с его согласия? Или в детдом, может быть, детей направляют не-"насильно" в том смысле, в каком вы употребляете это слово по отношению к патронату?

Дело не в "насилии", а в том, что детство по определению - это такое время, когда многие важные для ребенка решения вынуждены и должны принимать взрослые. И только взрослые могут определить - исходя из жизненного опыта, наблюдений, психологических тестов, - где человеческая личность развивается более гармонично: в режимных коллективных условиях или в семье (в т.ч. замещающей). В развитых странах ответ на этот вопрос был дан более полувека назад, и однозначно в пользу замещающих семей. А Россия, как я вижу, все еще спорит об элементарных истинах.

Что касается "закон требует согласия начиная с 10 лет - на усыновление, но ведь и на приемную семью и патронат тоже", то могу сказать по практике обращений на мой сайт - нет ничего проще для администрации детского дома, чем настроить даже 17-летних подростков на ЛЮБОЙ лад. В конце концов, ребенок отлично чувствует, кто реально вершит его судьбу, и собственной безопасностью "сейчас" ради семьи "потом" никогда жертвовать не будет.

Конечно, все новое пугает. Поэтому я писала о том, что детям старшего возраста - если патронат пугает их неизвестностью и новизной - необходимо предоставить переходный этап для привыкания к мысли о патронатном воспитании, посещения семьи, внутренней подготовки (полгода или год). Не уверена, почему вы прочитали это как попытку перевести на патронат "через насилие и обман". Я как раз за полную открытость и честность.

Кажется, вы упускаете, что в интернате дети будут жить только до 18 лет, а потом им надо выходить во взрослую жизнь, причем без вариантов (кстати, а это тоже не насильно разве?). Однако, навыков жизни в обычном социуме типичный интернат не дает, т.к. уклад интернатной жизни совершенно их не требует. Патронатная семья, даже если ребенок прожил в ней всего несколько лет или месяцев до совершеннолетия, эти навыки дает. Поэтому когда вы разрешаете подростку провести в привычном интернате последние несколько лет или месяцев его "детской" жизни - это не более чем ненужная (но психологически-приятная) отстрочка в приобретении ребенком социальных навыков, жизненно необходимых для выживания и успеха в обычном мире.

Если нет выбора, взрослеть или нет, жить в обществе или нет, то и выбора - воспитываться в семье или в интернате - тоже быть не должно. Но должны быть приемы, смягчающие переход на патронат, максимально объясняющие его смысл тем детям, кто способен понять их по возрасту.

Что касается вклада в педагогику таких практиков, как Антон Макаренко, то не будем забывать, в каких исторических обстоятельствах и в каких целях вырабатывались его методы. В те годы стояла задача быстро социализировать орды совершенно деградировавших беспризорников, которые научились отлично выживать компактными бандами. А взрослое население находилось в таком социально-психологическом состоянии, что кроме коллективных форм воспитания в интернатах этим детям предложить было нечего. В будущем воспитанники Макаренко должны были пополнить ряды послушных и продуктивных рабочих-исполнителей, а не творческой интеллигенции. Век спустя и дети другие, и залог успеха во взрослой жизни тоже другой. Поэтому при всем уважении к Антону Макаренко считать его подход универсальным и актуальным я не могу.

Edited at 2013-10-17 08:37 am (UTC)
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Спасибо, во многом согласна. Действительно, "замещающая семья хороша, когда у нее правильная, зрелая мотивация и когда она готова к этому трудному делу". Так же наверное и детское учреждение было бы хорошо, коль могло бы иметь "правильный подход", воспитатели в которых могли бы в реальности стать ответственными за жизнь нескольких детей, ощущая это все 24 часа и всю жизнь - от встречи с ними до собственной кончины, а не совершеннолетия...
А про позитивность обдуманных отказов - этъ мы встречали)) начиная от психологов в ШПР, с которыми пришлось сражаться за права быть мамой даже при моем неуравновешенном и конфликтном характере (а может и просто немного заниженной самооценкой, что и нашло отражение в тестах), заканчивая сотрудниками опеки, которые в один голос нам твердили, какие мы молодые, зачем нам надо оформлять усыновление, поживите с ребенком так, в опеке, а то мало ли что, сами еще родите, вдруг агрессивным станет с вашим... Сие было очень неожиданно и потрепало нервы изрядно.(

Edited at 2013-10-17 05:42 pm (UTC)
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
По поводу обдуманного отказа. Я здесь не дерзаю на категорические суждения, но обращаю Ваше внимание вот на что.
Наверное, есть случаи, когда отговаривают без разумных оснований. Но, когда речь идет о "позитиве обдуманных отказов", дело вообще не в отговаривании - как я понял из обстоятельных разъяснений руководительницы службы сопровождения приемных семей, дело в обучении, в ходе которого будущий приемный приобретает знание проблем, которые ему предстоит решать, и может взвесить свои возможности. Там, кстати, работают ученицы Петрановской, которую не заподозришь в стремлении ограничить семейное устройство.
Re: Уважаю ваше мнение, но имею вопросы...
Ну, мне кажется, без разумных оснований действительно отговаривают редко. Речь как раз о том, как важно, чтобы не отговаривали, а помогали приобрести знания и опыт до того, как родитель, искренне желающий стать приемным, дров наломает. Мне же говорили в конкретной формуле облекши слова: "После потери 2 детей прошло так мало времени, полгода, вам надо подождать еще 3 месяца", на протяжении всего разговора раз 15. Я так и не смогла, по-моему, объяснить, что нам нужен ребенок не для того, чтобы горе залить, а чтобы помочь тому, кого жжизнь лишила родных людей. Вообще, после беседы сложилось впечатление, что скоро у родителей опека забирать детей будет просто по причине какого-то случившегося горя в семье, чтобы ребенок не страдал рядом с мамой...
А, вот здесь, увы, придётся почти полностью согласиться с Вами.
В Моск области лет 10 назад РЖД и Церковь под Загорском построили православный детский дом. В него отобрали неск сотен самых лучших ребят из приютов и дд по всей Моск области и не только. Решил туда устроится работать... Так, меня не то, что на порог не пустили. Разговаривать не стали. Все шаги, только с разрешения святейшего, которого искать и ждать неизвестно где и сколько. Может там и замечательно, но создаётся впечатление, что ребята попали в некое подобие резервации...


Edited at 2013-10-18 09:14 am (UTC)