Category: семья

Ольга Николаевна Митирева

Еще раз про разделение братьев и сестер...

61200086_1278363277_343567.jpg

...точнее, про отсутствие какой-либо внятной политики по вопросу разделения братьев и сестер. Практика без профессионального обсуждения, обмена мнениями, выработки рабочих подходов рождает самые причудливые крайности с прямо противоположными результатами. Вот два примера:

История Михаила К., июль 2016:

Нам очень понравилась девочка шести лет. У нее два взрослых брата 13 и 15 лет, которые не хотят в семью. Старшие братья готовы подписать заключение психологической службы учреждения о возможности разделения семьи с целью устройства младшего ребенка в приемную семью. И начальница учреждения, и опека тоже с радостью готовы отдать нам младшего ребенка, т.к. уверены, что такую тройку целиком никто не возьмет, а так хоть младшая будет в семье. Но местное Министерство образования против: говорит, что нет оснований для разъединения и что в интересах детей их не разъединять. И опека сразу «взяла под козырек», ссылаясь на свое начальство. Но разве возраст старших детей, который больше десяти лет, их разрешение и наше желание взять именно одного ребенка не является основанием для разделения?

Крайность №2
История Вероники, июль 2016

Мы приемная семья. У нас под опекой дочь, ей уже 3,5 года. Я все время думала найти ей сестренку. Муж захотел сына. На момент передачи нам сына мы оставили заявление у регионального оператора, что хотим еще найти девочку-сестренку. Я и думать не могла, что у дочери родилась сестра и ей уже 2 года. На момент передачи нам сына она уже была у федерального оператора. Статус опека. В местной опеке, где мы стоим на учете, мы узнали, что она есть на учете. Нам сказали подойти к специалисту, который узнает по нашему запросу. Я подходила к ней два раза. Результат – заинтересованности ноль, не подсказала, что надо написать заявление. Сказали подойти потом. Сын у нас всего 2,5 месяца. Заявление мы написали сразу, когда забирали сына. Звонила в регион, сказали, что девочку забрали 2 месяца назад. Почему региональный оператор нам не сообщил, что есть сестра? Я вдруг догадалась, что надо посмотреть у федералов на сайте и приняла решение ее забрать. Через два дня ее фотографию убрали. В данных девочки нет, кто у нее сестры и братья, а, следовательно, в какие семьи они попали? Почему делают так – не в интересах ребенка? Ходила в местную опеку. Они даже не знают, что ее отдали. Теперь я места не нахожу. Посмотрю на дочь и прощения у нее прошу.


Вот тут все материалы на тему разлучения, включая не менее печальные случаи из практики.
Ольга Николаевна Митирева

"Отдельное" счастье или совместное несчастье?

432zvrasch.jpg

В развитие темы разделения братьев и сестер, начатой в этих материалах.

Несколько примеров из жизни от Анны Черкашиной
, опытной приемной мамы и координатора сотрудничества между приемными семьями в Адыгее, а конце интересный и точный вывод от нее же.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

И очень важное общее наблюдение: «На протяжении этих почти 10 лет, что я в «теме» я не раз видела такую схему: пока дети вмести в ДД, их не отдают по одному, только «кучкой». Но они подрастают, их по очереди переводят в школьный интернат – и вот тут по одному разбирают в семьи. Типа раз в этом учреждении он один, без братьев-сестер, то так можно. Я знаю несколько таких «семеек» детей из 3-5 человек, которые воспитываются все по разным семьям. И получается, что все дошкольное детство дети проводят в учреждении, а потом их все равно «раздергивают» по разным семьям. В этом плане я считаю, как есть желающие – надо раздавать. Удается вместе – хорошо, не удается – что ж поделать...»
Ольга Николаевна Митирева

Снова о разлучении братьев и сестер

brother_sister_1.jpg

В продолжение размышлений на тему кровных связей между детьми-сиротами.

Вот еще один случай из практики, иллюстрирующий, что давно назрела потребность обсудить (хотя бы внутри профессионального сообщества) принципы устройства в семью (семьи) братьев и сестер. И договориться о самых базовых правилах разлучения или, наоборот, объединения братьев и сестер в рамках одной замещающей семьи.

История Татьяны, январь 2016 (Свердловская область):

У нас приемная семья, приняли мы троих ребятишек. Старший с нами уже два с половиной года, младшие два года. 15 января мы получили заключение о возможности стать родителями еще двум детям. Приехав вставать на учет в отдел опеки, в котором забирала старшего сына, была огорошена новостью о том, что в 2015 году его мать родила девочку и девочка передана под опеку в июне месяце. Спросила: неужели нельзя было проинформировать нас о том, что девочка осталась без попечения и узнать наши возможности в ее принятии в нашу семью, чтобы не разлучать кровных детей, пусть и не имеющих cведений друг о друге (тем более дела ведет один и тот же специалист)?
Ответ начальника отдела: «Когда вашему приемному ребенку исполниться 10 лет, мы будем вынуждены считаться с его мнением по устройству детей, рожденных его матерью, но пока, т.е. еще четыре года, всех, кого она родит и оставит, мы будем определять по своему усмотрению». Как опекуны мы не имеем приоритета особого, так получается? Но года подскажите, неужели нет никакого регламента о том, как должны действовать работники опеки в таких случаях, когда дети не знакомы, но они кровные родственники?
Кстати, в отношении приемной дочери, которую мы нашли в той же опеке, нам пришлось ждать дополнительно два дня распоряжения, чтобы специалист могла получить согласие или отказ на ее принятие от опекунов ее старшей сестры, которая уже находилась в семье.


Утверждение начальника отдела опеки о том, что при устройстве детей необходимо учитывать мнение их братьев или сестер, достигших 10 лет, не соответствует семейному законодательству РФ. Точнее, это мнение основано на неверном толковании закона: согласие ребенка, достигшего 10 лет, необходимо при устройстве в семью самого этого ребенка
.

Судьбу своих братьев и сестер несовершеннолетний ребенок решать не правомочен, это исключительная прерогатива органов опеки. Прямой обязанности выяснять, готовы ли опекуны старшего ребенка принять его младшего брата или сестру, на сотрудников органов опеки не возложено, но по смыслу и духу семейного законодательства сотруднику органов опеки, безусловно, следовало сначала узнать, нельзя ли устроить ребенка в ту же семью, где воспитываются старшие дети.

Так что в случае Татьяны я, к сожалению, вижу «гремучую смесь» из правовой неграмотности и банального равнодушия к детской судьбе.

Парадоксально, но та же «гремучая смесь» приводит к отказу «разлучить» братьев и сестер, которые воспитываются в разных детдомах, если кандидат в опекуны хотел бы принять в семью только одного из них. По логике некоторых сотрудников ООП, детдома хоть и разные, но входят они в одну систему государственных организаций для детей-сирот, поэтому "по отдельности" передать детей из этой системы в семьи граждан нельзя - это тождественно "разлучению".
Olga_Mitireva_colour

От опеки - к приемной семье

На днях получила интересный вопрос от коллеги. Суть в том, что при безвозмездной опеке опекун получает только средства на содержание ребенка, а при заключении договора о приемной семье - и средства на содержание ребенка, и вознаграждение за свой труд. Поэтому иногда действующие опекуны, испытывающие финансовые затруднения (в основном бабушки-дедушки, принявшие под опеку внуков), обращаются в органы опеки с просьбой перевести его из статуса опекуна в приемные родители, заключив соответствующий договор.

Collapse )

Привожу свой ответ полностью:

Константин, добрый день!

Рада получить весточку от коллеги! Мне приятно, что сайт интересен и полезен в вашей работе.

Что касается порядка перехода от опеки к приемной семье (или к возмездной опеке), то процедура вполне определена (
вот тут подробнее). Так что с доводом сотрудников ООП, что «основания и порядок изменения ранее установленной опеки с безвозмездной формы на возмездную нормами законодательства не предусмотрены», я согласиться не могу.

Но остается вопрос обоснованности этого перехода в тех случаях, когда опекун и подопечный являются близкими кровными родственниками. Ведь, как видно из материала по ссылке, сотрудник ООП отнюдь не обязан автоматически заключать с опекуном договор о ПС по заявлению последнего. По этой теме мое мнение таково:

Приемная семья изначально задумывалась как аналог foster family в развитых странах, т.е. как профессиональная замещающая семья, которая берет на воспитание детей-сирот с особыми потребностями. Профессиональный компонент предполагал, что приемные родители будут получать не только специальную подготовку до принятия ребенка (детей), но и постоянное сопровождение после. Именно предполагаемый профессионализм приемных родителей обусловил правило, что в приемной семье могут воспитываться до восьми детей, включая своерожденных; а за свои особые навыки и умения приемные родители должны получать вознаграждение – в дополнение к выплатам на содержание подопечных детей.

Если бы приемная семья была реализована в России именно в таком виде, то я бы с чистой совестью вам ответила: опекуны имеют право претендовать на заключение договора о приемной семье в отношении ребенка-близкого родственника только в том случае, если у ребенка есть объективные существенные особенности развития, требующие особой подготовки опекунов и их постоянного сопровождения. Только тогда (как и в случае с ребенком-неродственником) заключение договора о ПС и дополнительное вознаграждение за труд были бы оправданны.

ОДНАКО, как вы и сами прекрасно знаете, именно профессиональный компонент приемной семьи в России реализован так и не был. К моему глубокому сожалению – и к большому ущербу для многих российских детей-сирот, которые в силу возраста или особенностей здоровья не нашли опекунов из числа родственников или усыновителей.

В этих условиях вознаграждение приемного родителя перестало восприниматься в качестве платы за особые педагогические навыки и количество воспитываемых детей, а стало считаться еще одной мерой социальной поддержки для приемных родителей.

Например, согласно
решению Верховного суда РФ от 25.04.2014 № 48-КГ14-4 и определению СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2014 г. N 48-КГ14-5 вознаграждение приемным родителям относится к мерам социальной поддержки лицам, осуществляющим воспитание приемных детей, в связи с чем осуществление обязанностей приемного родителя на возмездной основе на основании заключенного договора о приемной семье нельзя считать выполнением оплачиваемой работы, а приемного родителя - работающим пенсионером. Как следствие, Верховный суд РФ в указанных решениях подтвердил право приемных родителей на получение (сверх вознаграждения за свой труд) ежемесячных компенсационных выплат, назначаемых неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами, в соответствии с  Указом Президента РФ от 26.12.2006 года № 1455 "О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами"Указом Президента РФ от 26.02.2013 № 175 "О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами и инвалидами с детства I группы" и Постановлением Правительства РФ от 04.06.2007 года № 343 "Об осуществлении ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом I группы (за исключением инвалидов с детства I группы), а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет".

Учитывая подобную трактовку Верховного суда РФ, а также недостаточность выплат на содержание (в соответствии с п. 3 ст. 148 СК РФ дети, находящиеся под опекой, имеют право на содержание, денежные средства на которое выплачиваются ежемесячно в порядке и в размере, которые установлены законами субъектов РФ; причем в ряде субъектов РФ размер эти выплат ниже прожиточного минимума) и общую неадекватность пенсионного обеспечения и медобслуживания в России, в нынешних условиях я считаю возможным трактовать вознаграждение приемного родителя как меру дополнительной социальной поддержки близким родственникам, занятым воспитанием осиротевшего ребенка-родственника.

Кстати, согласно ст. 14 СК РФ в их число входят не только бабушки и дедушки, но и совершеннолетние братья и сестры, например.

Что касается права на общение с бабушкой и дедушкой согласно ст. 55 СК РФ, то я лично не вижу, каким образом право ребенка на общение с тем или иным родственником может ограничивать право родственника на дополнительные меры социальной поддержки в связи с воспитанием этого ребенка. Напротив, дополнительная поддержка опекунов-родственников необходима как раз для того, чтобы избежать помещения ребенка на государственное попечение в организацию для детей-сирот и тем самым существенно ограничить его общение с родственниками.

Наконец, ст. 94 СК РФ гласит буквально следующее (выделено мной): «Несовершеннолетние нуждающиеся в помощи внуки в случае невозможности получения содержания от своих родителей имеют право на получение в судебном порядке алиментов от своих дедушки и бабушки, обладающих необходимыми для этого средствами». Очевидно, что одно из основных условий – обладание бабушкой или дедушкой необходимыми средствами. Однако, за заключением договора о ПС обращаются как раз дедушки или бабушки, такими средствами не обладающими. Напротив, у многих из них собственная пенсия равна или ниже прожиточного минимума, поэтому они и обращаются в органы опеки.

Аргумент, что «приобретение бабушкой статуса-приемный родитель, семейным законодательством не предусмотрено и противоречит принципам семейных отношений между бабушкой и внуком» не подтвержден ни одним положением семейного законодательства РФ и прямо противоречит разъяснением уполномоченного органа Правительства РФ. Так в п. 7
Письма Минобразования и науки РФ от 31.08.2010 № 06-364 "О применении законодательства по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних" прямо указано, что право заключить договор о приемной семье распространяется на всех граждан, в том числе на кровных родственников ребенка.

Буду рада ответить на вопросы.

С уважением,
Ольга Митирева

Olga_Mitireva_colour

Старшая сестра и трое дошкольников, или короткая история с хорошим концом

Переписку ниже я решила опубликовать для иллюстрации двух тезисов, о которых в конце поста. Сначала было вот это письмо, которое я получила в июле 2013 года:

Ольга, здравствуйте!

… У нас сложилась такая ситуация. Есть трое деток дошкольного возраста, брат и две сестры. Дети хорошие, симпатичные, относительно здоровые, и, несмотря на то, что их трое, у них есть шанс найти одну любящую семью, как нам кажется. У детей есть статус на усыновление.

Но недавно объявилась старшая сестра этих детей, молодая девушка. И заявила, что она категорически против устройства этих детей в семью - ни порознь, ни вместе, никак вообще. При этом речь о том, чтобы она их забрала к себе, не идет, она, по словам сотрудника опеки, «еще не встала на ноги».

Представитель опеки настоятельно просит нас заблокировать анкеты детей в банке данных, поскольку идет много звонков по ним, а теперь появилась сестра, и они должны учитывать ее мнение, тем более что это шанс сохранить биологическую семью. С сестрой будут работать, по ее словам. Но совершенно неясно, когда и соберется ли вообще сестра забирать детей, и получается, что реальные шансы детей на приемную семью, особенно необходимую в таком возрасте, когда еще можно реабилитировать от системы, испаряются...

Скажите пожалуйста, есть ли у опеки и сестры какие-то законные основания так поступать? Конечно, биологическая, родная семья у нас в приоритете, это законно, но, повторюсь, нет речи о скором возврате детей домой из учреждений. В общем, как Вам как юристу видится данная ситуация? Вряд ли мы сможем оказать влияние на опеку, но хотелось бы хотя бы понимать все нюансы. Большое спасибо и извините за такой длинный рассказ.

С большим уважением, Е.

Я ответила, что, по моему глубокому убеждению, позиция ООП – «они должны учитывать ее мнение, тем более что это шанс сохранить биологическую семью», но за счет права младших детей на семейное воспитание - неправомерна и просто несправедлива по отношению к младшим детям, их интересам и правам. Предложила составить официальное заключение специалиста по семейному устройству с разъяснениями по ситуации, анализом семейного законодательства РФ и моей личной трактовкой, какой выход был бы самым законным и правильным с учетом интересов всех сторон.

Collapse )



Через несколько дней Е. написала:

Ольга, здравствуйте!

Большое спасибо за документ, он действительно очень внятно и хорошо составлен, одно удовольствие читать. Я говорила и с руководством, и даже связалась с региональным оператором того региона - там специалисты рассказывают, что сестра навещает младших детей и активно их настраивает против других семей. Сама она заявляет, что возьмёт ребят к себе, но когда это произойдёт, как Вы и написали, сказать сложно. Региональный оператор и опека готовы получить Ваш комментарий, возможно, на его основании они будут ещё раз разговаривать со старшей сестрой, убеждать ее, что дети могут быть временно устроены в семью. Посмотрим, что получится. Я буду следить за ходом событий и обязательно Вам напишу, когда что-то станет ясно. Ещё раз огромная благодарность за Вашу работу!

С уважением, Е.

Оставалось только ждать и надеяться. И вот в августе последняя весточка о судьбе тех троих малышей:

Здравствуйте, Ольга!

Мы не так давно переписывались с Вами по поводу трех детишек, которых старшая сестра отказывалась отдавать на семейное устройство. Вы написали хороший юридический комментарий по ситуации, сейчас органы опеки активно работают с сестрой, на детей есть кандидаты, так что ждем хорошего исхода ситуации. И еще раз лично благодарю Вас за участие!

Е.

Считаю, что это хороший конец истории, которая могла закончиться совсем не хорошо (трое детей в детдоме без шанса на опыт нормальной жизни в семье). Мне кажется, она иллюстрирует несколько тезизов, объясняющих корни проблемы социального сироства в России:

1. Нередко за решениями сотрудников ООП об оставлении ребенка (детей) в детском учреждении стоит вовсе не злой умысел, не желание любой ценой отказать ребенку в устройстве в семью или личная неприязнь к кандидатам, а простая неуверенность в своих действиях. До недавнего времени (с 01.01.2014 года вроде бы будут утверждены требования к профессиональным знаниям и навыкам работников ООП) для сотрудников ООП не было ни обязательной, ни добровольной программы аттестации и/или повышения квалификации; они не обязаны проходить школу приемных родителей, как кандидаты в усыновители, опекуны или приемные родители. В результате сотрудники ООП или ищут информацию сами (но это личный подвиг единиц), а остальные руководствуются внутренней практикой отдельно взятого ООП и собственным житейским опытом. Получается, есть два мало связанных мира – обширное и в целом адекватное семейное законодательство РФ и сотрудники ООП, которые это законодательство должны применять на практике. Мост между этими двумя мирами может быть только один – обязательная программа аттестации и повышения квалификации для каждого сотрудника ООП.

2. В общественном сознании россиян в целом и сотрудников ООП в частности (они ведь тоже наши соотечественники) бытует заблуждение, что в том случае, если есть шанс на воссоединение с родной семьей - пусть и в самом неопределенном будущем, - ребенка на время ожидания лучше как бы «припарковать» в детском доме, где он будет более или менее ухожен, но "зато" не привяжется к приемным родителям и не станет воспринимать их близкими людьми «вместо» биологических родственников.
Очень ярко это убеждение высказал депутат от ЛДПР г-н Худяков, который принимал участие в программе ОТР «Прав?Да!» от 26 июня 2013 года (с 1ч10мин примерно).

Многие считают, что в исключительных случаях "и детдом сойдет", а способность устанавливать индивидуальные, эмоционально-близкие отношения с постоянным взрослым можно развить у ребенка в совершенно любом возрасте. Т.е. в раннем детстве вполне можно обойтись удовлетворением самых базовых потребностей (кров, еда, чистая одежда), а удовлетворение потребности в индивидуальном внимании, "только моей" маме, душевном тепле "один на один" можно отложить на потом. Ребенок вполне обойдется и без этих "нежностей" в раннем детстве, зато когда к 8-10 годам в его жизни появится родные мама или папа, вот тогда он нагонит упущенное...

Какое горькое и опасное заблуждение!

Детский дом - это самая ненормальная, антигуманная форма организации воспитания ребенка. Есть много прекрасных статей на эту тему, но одной из самых удачных мне кажется интервью с Т. Морозой и С. Довбня в "Новой газете" от 30 января 2013 года.

Что касается способности к привязанности, то она формируется в довольно небольшое "окно" человеческого развития - от 0 до 3 лет. И если в этот период по какой-то причине в жизни ребенка так и не появился один или два значимых, постоянных взрослых (условный "родитель"), то преодолеть последствия этой глубокой психологической травмы (жить накормленным, но не любимым) крайне сложно потом. Это как базовые социальные навыки - если ребенка держать все детство в собачьей конуре (как время от времени рассказывают в программе "Пусть говорят!"), то по истечении определенного срока научить его адекватному поведению в человеческом, а не в собачьем обществе, будет крайне трудно (если вообще возможно)...

Изучению роли привязанности в нормальном развитии человека (не только психического, но и социального и интеллектуально) посвящена
теория нарушения привязанности (ТНП), с которой большинство российских специалистов по профилактике семейного устройства знакомы либо поверхностно, либо вообще не знакомы (я уж молчу о применении этой теории в практике работы с детьми-сиротами). ТНП была разработана в Великобритании сразу после Второй мировой войны (на базе невольных обширных наблюдений за детьми, пережившими внезапную и длительную разлуку с близкими) и получила быстрое признание и распространение в других европейских странах и США. Именно эта теория привела к принципиальному отказу развитых стран от воспитания тех детей-сирот, для которых не нашлось усыновителей или опекунов, в учреждениях и реформированию учреждений в службы подбора и сопровождения профессиональных замещающих семей.

Кстати, "профессиональная патронатная семья" - это еще одна область, где проявляются заблуждения не только широкой публики, но и специалистов в области семейного устройства в РФ. Почему-то считается, что «профессиональная» - это все равно что «механическая», «не умеющая любить». Напротив, в данном случае
«профессиональная» означает лишь «профессионально подготовленная» к реабилитации тех детей-сирот, которые пережили серьезную психологическую и/или физическую травму в раннем детстве, и/или нуждаются в подготовке к воссоединению с биосемьей (если у биосемьи остались ресурсы для этого). Ведь когда мы говорим «профессиональный врач», мы имеем в виду не «равнодушный врач, который не любит своих пациентов», а «врач, который не просто сопереживает пациенту, но обладает достаточными знаниями и навыками, чтобы пациенту реально помочь».

А патронате как единственной реальной альтернативе детским домам я еще буду писать в своем ЖЖ. Так что ставлю многоточие...

www.adoptlaw.ru